• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: romance (список заголовков)
10:28 

Влечение

serafima999
hoc cognoscitur sicut...
Добрый день. Вношу свой скромный вклад в сообщество:)

Название: Влечение
Автор: serafima999
Фандом: Свадьба в Малиновке
Жанр: слэш, драма, ангст, психология, инцест
Размер: мини
Пейринг: Попандопуло/Грициан, намек на Балясный/Грициан
Рейтинг: PG-13
Описание: Атамана и его адъютанта связывают отнюдь не служебные отношения.
Статус: завершен.
От автора: Знаю, грешно хватать немытыми руками советскую классику... Но сделать с собой ничего не могу. Это удивительно слэшный фильм, причем, слэш здесь буквально за каждым кустом. Мужики здесь такие взгляды друг на друга бросают, что в голову невольно лезет вопрос: а зачем, собственно, им женщины?:))) Флюиды есть и между Назаром и Петрей, и между дедом Нечипором и Яшкой... Но меня интересует главный слэшный пейринг фильма...

1.
Страх. И отвращение.
Вот, что видел Грициан Таврический, в просторечье Грицько из Малиновки, в глазах своей невесты. Девушка даже не пыталась играть. Она открыто выражала ему свое презрение, давала понять, что все, что происходит - не более, чем сделка. Она ему отдает себя, он - оставляет в покое Малиновку.
Атаман только язвительно улыбался в ответ на ее гневные взгляды. В его душе сладко пело от мысли, что так называемая "сделка" - лишь фикция. Пальцы атамана судорожно сжались. Он представил, как вымазывает непокорную и дерзкую девку дегтем, как привязывает к воротам дома... Чертова тварь!
Он не любил ее. Он даже страсти к ней не чувствовал - так, влечение, молодая горячая кровь, протест, ничего более. Непременно женить его вздумалось отцу. Дескать, что за атаман - не только без золотого запаса, но и без бабы?! Грицько отца боялся. Боялся его умных холодных глаз, боялся кривой улыбки.
- На колени! На колени становись!..
- Ба-атькааааааа!....

Он все помнил. И нагайку. И то, что было куда страшнее нагайки.

2.
Атаман невольно вздрогнул. Выпитое спиртное, пробудившее нежелательные воспоминания, ударило в голову. Ему хотелось уйти в опочивальню, уйти подальше от всего этого цирка, уйти и забыться пьяным сном.
Внезапно он почувствовал на себе жгучий взгляд. Резко обернувшись, точно от удара, он увидел врангелевского посланника. Чечиль... Высокий, могучий. Его мужская красота била по сознанию, а ямочка на подбородке буквально сводила с ума. Пьяному Грициану отчаянно подумалось, что вот сейчас он подойдет к Чечилю, задаст какой-нибудь праздный светский вопрос, а потом неожиданно повернет его за плечи, прижмет к себе и страстно поцелует в губы. Тот, скорее всего, тут же вырвется, может быть, даже ударит его... Грициан усмехнулся, представляя себе эту сцену. Что может быть лучше? По крайней мере, это хотя бы позволит затеять ссору, выплеснуть скопившуюся злобу. В свою очередь, он тоже взглянул на Чечиля - почтительно-дерзко, немного насмешливо. Это его свадьба. И он может делать все, что хочет.
- Бери! Бери, я тебе говорю! Привыкай к покорности!..
Увидев устремленный на него взгляд, гость улыбнулся дежурной улыбкой, вежливо кивнул и вышел. Чечиль... Че-чиль... Странный он.

3.
На душе у атамана, хоть он изо всех сил старался веселиться, нехорошо, тревожно. Чечиль...Прощупать бы этого Чечиля. Вон, опять сверлит его взглядом. Он не его поля ягода, это ясно... Смотрит на его невесту, будто сказать ей что хочет. Да, да, прощупать бы хорошенько этого Чечиля...
Грицько привычно поискал взглядом вокруг себя. Но человека, готового резать, жечь, пытать и убивать по одному только движению его брови, рядом не было. Попандопуло рядом не было...
-Гриша, ты видел, как эта врангелевская морда...
-Отстань!!!

Взгляд... Чего только не было в этом взгляде - и укор, и недоумение, и что-то трогательное, беззащитное...Но глубже всех этих чувств лежало нечто такое, что невольно вызвало дрожь по всему телу атамана. Это нечто Грицько впервые увидел в глазах своего адъютанта еще в Одессе, когда однажды ночью, в самом разгаре кроваво-пьяного разбоя, под руку Попандопуло, разящего без разбора шашкой, вдруг попался испуганный подросток лет пятнадцати-шестнадцати.
- Шо с ним делать, Гриш?
- Все, что хочешь.

Он помнил, как затуманились черные, прекрасные, едва ли не девичьи глаза Попандопуло, как сжались его губы, как заходили желваки. Он помнил, как его адъютант завел руки мальчика за спину, связал, повреждая нежную юношескую кожу, каким-то диким морским узлом, и пинками вывел свою жертву из дома. На пороге Попандопуло еще раз вопросительно обернулся. В его глазах отплясывала гопака сама ночь. Атаман, как завороженный глядя в демонические глаза своего адъютанта, еще раз кивнул. Делай, что хочешь. Попандопуло криво усмехнулся и растворился во тьме. А перед мысленным взором Грицька неожиданно вырос отец со своими страшными глазами, с кривой улыбкой. Открылся один из мрачных тайников души, и первым на волю вылетел мучительный животный страх.

4.
Его нет. Его нет. Он не может находиться рядом. Его здесь нет. Он слишком горд, чтобы оставаться подле него после публичного унижения. Что хотел сказать Грицько, выплескивая на своего адъютанта горилку? Что он в нем не нуждается? Что он восстает против его власти над ним?
Раньше надо было думать, раньше!.. Но все пошло не так. Грицько, разумеется, не испытывал желания спасти всех тех, кому его адъютант заламывал руки. Все произошло само собой.
В банде шибко идейных не находилось. Не подчиняться никаким авторитетам, прикрываясь звучным именем Врангеля, было удобно. В дневное время суток Грицько старался не думать ни о чем, кроме пополнения "казны": аппетит у хлопцев, привыкших к шальным деньгам, только возрастал. Кое-кто просек, что золотого запаса у атамана нет, и покинул банду. Надо было во что бы то ни стало удержать свой авторитет, удержать людей. Налеты стали бесконечными. Затем следовал дележ добычи, а потом и попойка.
Ночью все было иначе. Голодный, жгучий, страстный взгляд адъютанта безжалостно преследовал атамана, являлся ему во снах. Грицько понимал, что это произойдет и с ним, если только он позволит, если только он ослабит контроль. Понимал это и Попандопуло, и держал дистанцию. А Грицько, борясь с возрастающим противоестественным влечением к адъютанту, тайно наблюдал за тем, как тот срывался на всем, что шевелится. Он срывался на пленных, срывался на новичках, срывался даже на всегда невозмутимой Рыжей, у которой после ночных свиданий с ним появлялись синяки.
Появлялись ночью и фантомы. Главным, бесспорно, был отец. Он тоже смотрел на него - беспощадно, насмешливо. И в душе у атамана вновь пробуждалось мрачное чувство страха.
Да, все произошло само собой. Измученный кошмарами, Грицько сдался. Страшный фантом с нагайкой и с тем, что было куда хуже нагайки, таял каждый раз, когда Грицька касались крепкие, но удивительно нежные руки адъютанта.
Атаман хорошо помнил, как он нанес призраку первый удар. Лицо фантома, с улыбкой пристроившегося в углу комнаты, вдруг исказила гримаса. Грицько смело посмотрел ему в глаза.
Что, не нравится, батька? Получай, гад...
Фантом растворился. Атаман до крови закусил губу, но сдержать истерических всхлипываний, к своему стыду, не смог.
- Тебе больно, Гриш? Я сделал тебе больно?...
- Нет... Продолжай... Боооожеееее.....

Вскоре место постоянного страха заняло иное, сладко-горькое, терпкое чувство. И как же он наслаждался, когда Попандопуло, крепко обняв его, тихонько нашептывал ему на ухо нежную чушь.
- Ах, Гриша... И шо я в тебя такой влюбленный?
- Не знаю. Только люби меня, люби...

Говоришь, нужно привыкать к покорности, батька? Что ты на это скажешь?

5.
Нет его, да и черт с ним.
Атаман хлебнул еще горилки, хватанул кулаком по столу и заревел, чтобы сделали громче музыку. Новенький патефон, отнятый у местного священника (кстати говоря, пластинки у батюшки были сплошь светские), оживился и запел томным женским голосом.
Я смотрю на тебя,
Ты неловкий такой...

Грицька передернуло.
- Плясовую! Плясовую ставь! - Взглянул на сникшую невесту, почувствовал, как что-то ядовитое поползло по внутренностям, сжало сердце, - пошли танцевать!
Грубо схватил Яринку за руку и потащил из-за стола. Та попыталась было сопротивляться, но силы были слишком неравны. Грицько несколько раз "страстно" сжал ее в объятьях под одобрительное кряхтенье кого-то из банды - дал знать, что ждет ее, когда они останутся одни. Уж он постарается, уж он... тоже сорвется.
Он мотал ее как куклу, крутил по всей зале, каждый раз натыкаясь то на насмешливый взгляд отца, то на невозмутимый - пана Чечиля. К которому он пока так и не подошел... Оба они, в отличие от членов банды, хотя и пили, казались абсолютно трезвыми. Отец, уже не призрачный, а реальный, из плоти и крови, несколько раз знаком приглашал его выйти. Атаман куражился, и взгляд отца, который становился все серьезнее и злее, только забавлял его.
Отец, отец... Не мне нужна эта дурацкая свадьба - тебе. Все тебе что-то надо, все тебе что-то кажется, все что-то думается...
- Тебе жениться надо.
- Не хочу. Да и зачем?
- Ходят слухи. Неприличные слухи, понимаешь?
- Не понимаю... Да и неважно это, батька, пусть болтают.
- Пусть?! Ты опозорить меня хочешь, что ли?
- О каком позоре ты говоришь?
- Не знаешь?! Про тебя и адъютанта твоего говорят!
- И что говорят?
- Много, что говорят... Ты!!! Балясный!.. Что молчишь?.. Что, не так, что ли?.. Не так, что ли?.. Не так?!
- А если и так? Что им до того? Что тебе до того?.. Ревнуешь ты, что ли, батька?
Короткий удар по одной щеке, по другой. Привкус крови на губах и злорадное чувство на душе. Хрип над ухом кажется сладкой музыкой.
- Да твой адъютант... Он, если хочешь... С девкой спутался...

Отец, отец...
Пошатываясь, Грицько отвел невесту к свадебному столу и подошел к отцу.
- Что, батька?
- Поговорить надо.
- Пошли.
- Выходи первый, я попозже тебя найду.

6.
Черная, душная августовская ночь. Бывают такие ночи на Украине, когда густой воздух, напоенный ароматом какой-то сдобы и свежескошенного сена, кажется сладким. Он точно ловит в силки, а потом усыпляет, одурманивает... И кажется, что звезд на небе как никогда много, и молодой месяц улыбается таинственно и будто бы лукаво. И если бы не слышалось совсем рядом лошадиное фырканье, если бы не раздавался где-то в ночи добродушно-ленивый собачий лай, Грицьку почудилось бы, что он не в Малиновке находится, а где-то там, далеко, где нет ни времени, ни пространства.
Черная тень отделилась от стены. Сердце атамана глухо топнуло - та-там... Точно последние аккорды гопака прозвучали. Черная тень, превратившаяся в человека, приблизилась к нему.
- Гриш, это красный. Поверь моему чутью.
- Попандопуло...
- Это не Чечиль, это - красный. Будь осторожен. Чечиль и он - это две большие разницы. Он вот-вот раскроется. Жди сигнала, смотри в оба.
- Я хотел...
- Мы сейчас находимся накануне грандиозного шухера. Смотри в оба, Грициан.
Он не сжал двусмысленно его плечо. Он не посмотрел на него долгим пронзительным взглядом. Он не протянул ему руку на прощание.
Та девка...
- Двадцать ударов...
- Гриша, ты шо, с ума сошел?
- Двадцать ударов!!! Или ты хочешь, чтобы это сделали они?!
- Не надо, Гриш... Я сам...

Он воровато, вновь превратившись в тень, скользнул во тьму.

КОНЕЦ

@темы: фанфикшен, Romance, Drama

09:37 

Фанфик-зарисовка

MarySark
Я выберу любое из столетий, войду в него и дом построю в нём (с)|Художника обидеть может каждый, а красота в глазах смотрящего(с)
В общем, если здесь есть ещё кто живой, то милости прошу взглянуть на мою первую пробу пера за целых 4 года :shame:

Автор: Мара~
Фэндом: Щит и меч
Название: Берлинское небо
Персонажи: Генрих Шварцкопф, Иоганн Вайс (Александр Белов)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Размер: Драббл, 3 страницы

Описание: 1945 год, близится конец войны, и всё больше нервничают разведчики в тылу врага.
Примечания автора: Писала эксперимента ради. Получилось слишком много пафоса и странные описания. Очень-очень хочу увидеть критику, пишите всё, что думаете, я не обижусь) и да, автор очень сильно упарывается с Янковского в принципе

читать дальше

@темы: фанфикшен, Щит и Меч, Romance, PG-13

00:14 

Продолжение

Пейринг: Янковский/ Любшин
Продолжение ранее размещенной записи.

Вновь шла съемка.
Пьяный Генрих в порыве выкрикивает своему другу : «Я люблю тебя, Йохан!» .
Вайс никак не реагирует на неожиданные слова. Никак. Вот разве что… Может быть, что-то в глазах или в дрогнувших губах, в затвердевшем на мгновение лице…
«Снято!»
- Хорошо! Просто отлично! Олег, я даже не ожидал от тебя. Очень хорошо! Да, Стас! И твой Вайс тоже верно вышел. Именно так и должен он реагировать. Подавленное чувство. Всегда подавленное. Подавленное раньше, чем осознанное…. Да, именно так.
Режиссер, только что хваливший актеров за безупречную игру, уже унесясь мыслями к чему-то другому, куда-то в мир вымысла, несколько рассеяно объявил перерыв.
- Эту сцену не пропустят – Любшин задумчиво смотрел вслед удалявшейся фигуре
- Почему? – быстро спросил Янковский
- Олег! Ну, какая любовь?! – Станислав ответил машинально и, казалось, небрежно.
Но, уже следующие слова заставили его напряженно подобраться
- Стас! Ты …. вообще так думаешь?
- Я говорю о фильме. Сцену вырежут
- А… если…
- Олег! Не подменяй себя Генрихом, а меня Вайсом! – оборвав Янковского, Любшин далее тщательно подбирал слова – Это ведь первый твой большой фильм?
Короткий кивок был ответом
- Понимаешь, ты впервые на протяжении месяцев работаешь с одним образом. Неоднозначным, сложным. И интересным… И…, так часто бывает, …ты уже переносишь этот образ в реальность. Пытаешься «прожить» своего Генриха. … И его отношения с Вайсом тоже… Но! Олег! Ты ошибаешься! … Пройдет совсем немного времени, съемки закончатся и ты, вдруг, поймешь, что Генриха в тебе нет и все его чувства тебе не нужны… Не нужны! Тебя будет тяготить все, что ты сейчас сделаешь под влиянием не своих эмоций. Олег! Пойми! Тебе будет тягостно и…. стыдно ….
- Ты… Ты, правда, так думаешь? – слова Янковского были едва слышны
Любшин отвернулся
- … Да
- И… тебе ТАКОЕ … не нужно?
- … Нет
------------
На следующий день съемки начались без Янковского. Он не был занят в сценах. И, хотя прежде приходил независимо от этого, его отсутствие было объяснимо. Однако, Любшин невольно ищуще устремлялся взглядом к каждому приближавшемуся к площадке человеку. Не тот…
Уже ближе к окончанию перерыва он перехватил Мартынюка, улучив момент, когда рядом не оказалось других людей.
- Слушай, ты случайно не знаешь, где Олег?
- А что? – хмыкнул Георгий – Ты, никак, привык уже, что он всегда приходит? Что, Стас, играется хуже?
- Так ты знаешь, где он или нет?! – прервал Любшин
- Совершенно случайно знаю. Он у меня. Спит. Во всяком случае, спал, когда я уходил утром…
- Ты… - Скулы у Станислава закаменели, а руки, словно сами собой, сжались – Я тебя предупреждал…
- Охолони! – фыркнул Мартынюк – Пьян твой Олежек в доску. А мне с бревном не интересно…
Он едва успел перехватить взметнувшуюся в замахе руку.
- Остынь, я сказал!
- Сволочь – ты! – прошипел Станислав – Специально его по кабакам потащил?
- Ха! Это не я – его, а он – меня! Не знаю, что ты там ему вчера такого сказал, но он твердо вознамерился вылакать все спиртное, до какого мог дотянуться. Ты парня до ручки довел, а сволочь, почему то, я. Наверное, потому, что нянькаюсь с ним, пьяным до отключки. Ты то, не хочешь этим заниматься. Или хочешь? Определился бы уже. И подумал , где и с кем он проснулся бы сегодня, если б не я. Ты хоть знаешь, что он пить не умеет?..
- Ты, как вижу, много про него знаешь
- Да ты, Стас, глазами то на меня не сверкай. Осталось еще подраться как двум самцам. Значит так. Сейчас четыре. Олежка уже должен прочухаться. У него там имеется бутылка пива – для смягчения возвращения к реальности. Минералка опять же. Даже еда какая-то в холодильнике обретается. Записку я ему написал, что может пользовать. В общем, есть все необходимое, окромя ключа от двери. Остается еще часа три до конца съемки. Ему как раз хватит для окончательного протрезвления. А тебе для размышления как ? Достанет7 Если ты очень... Очень! хорошо, меня попросишь , то я, может быть, дам тебе тот ключик. - Мартынюк в очередной раз усмехнулся и, насвистывая какой-то мотивчик, направился было прочь.
Но, Любшин резко развернул его
- А если … нет? Ты утешителем заделаешься?
- А если «нет» – Георгий аккуратно снял чужую руку со своего плеча - …то остальное тебя никаким боком не касается. В конце концов, не полагаешь же ты, что и у остальных людей в головах такой же высокоморальный бардак как у тебя? «Собака на сене - сам не ам, и другим не дам». В общем, думай …
Мартынюк вдруг резко подался вперед и очень натурально гавкнул. Потом расхохотался и ушел.
---
Любшин не хотел об этом думать. И не думать не мог. Да, нужно было признать, что он привык уже видеть Олега каждый день, независимо от того, занят ли тот в съемке или нет. Он привык чувствовать на себе сверкающий взгляд. Голубые глаза неизменно находили его и смотрели внимательно, пытливо , а иногда… восхищенно? Он не хотел этого замечать, но что-то менялось в нем самом под этим взглядом. Находились особенные оттенки голоса, движений, мимики… Там, на площадке. Чтобы ярче сверкали глаза… И чем больше проявлялось там, тем плотнее он закрывался , выходя из постановочного круга . Он закрывался от тех глаз и неосознанно подставлялся под взгляд одновременно.
Не может он ничего решить. Это ведь означало признать, что… Черт! Нет! Никогда его не влекло в ту сторону.
«Просто, ты никогда раньше не встречал такового вот … Олега. Соблазн не был достаточным, чтобы пробиться в сознание» - ехидно подсказывал кто-то изнутри.
Три часа он едва заметил, хотя говорил заученные слова. И все вроде даже получалось не слишком плохо.
«Не плохо? Кому я лгу? Получалось отвратительно, просто режиссер почему-то не заставил переснимать по двадцать раз. О чем он думает? А я о чем?»
И вот объявлено окончание съемочного дня.
«Жорка, вон, стенку подпирает и нагло покручивает ключ на кольце. Ну, не сволочь ли?!»
Любшин подошел в Мартынюку и, молча, протянул раскрытую ладонь. Тот в нарочитом недоумении вопросительно поднял брови
- Ключ давай
- Стас! А волшебным словам тебя в детстве не учили?
- Не нарывайся!
- Ладно, ладно – Георгий шутливо поднял руки и уронил в чужую руку проволочное кольцо с металлическим штырьком для отмыкания замка
Любшин пошел к выходу.
- Эй! Стас!
Он обернулся
- Сегодня я возвращаться домой не буду….

@темы: Romance

22:37 

Всех приветствую!
Ах! Как мне нравится фильм "Щит и Меч"! И книга читана-зачитана до дыр с юности.
Итак, предлагается небольшая зарисовка:
Автор: АМИКС
Название: -
Размер: мини
Рейтинг: минимальный
Фэндом: "Щит и Меч"
Пейринг/персонажи: Генрих Шварцкопф/Иоганн Вайс, а точнее исполнители этих ролей Олег Янковский/Станислав Любшин
Сабж: небольшая подистория знаменитой слэш-сцены фильма, которую можно обозначить как "в машине"
Примечание: Очень уважаю упомянутых актеров, как талантливейших людей. Посему, заранее приношу извинения всем, кто способен оскорбится нижеприведенным текстом

- Стоп! Стоп!!!– режиссер прервал съемку - Олег! Не то! Не так! Неверно! – он обращался к Янковскому, на лице которого уже появилось замкнутое выражение – Перерыв
Режиссер подошел к молодому актеру, по-прежнему сидевшему на заднем сиденье съемочного автомобиля
- Олег! Соберись! Давай, переведи дух, пока перерыв, подумай, настройся, прочувствуй своего Генриха, и попробуем еще раз.
Янковский кивнул, хотя почему «не то» и как сделать «то», искренне не понимал . Когда режиссер отошел, он тоскливо вздохнул. Не ладилось у него, не получался герой живым и реальным. А почему – черт знает!
- Эту сцену нужно играть не так – голос за спиной прозвучал так неожиданно, что Янковский вздрогнул и обернулся.
Говорил Мартынюк. То ли он приблизился совершенно бесшумно, то ли Олег слишком погрузился в свои мысли, и потому не слышал, но, справившись с реакцией на неожиданность, угрюмо спросил
- А ты знаешь как?
- Знаю – усмехнулся Георгий (Жора)
- Ну, скажи
- Садись вперед – указал Мартынюк
Олег хмыкнул, но послушно пересел на переднее сиденье
-Смотри. Ты – Вайс, я – Генрих. Начали
Далее Мартынюк говорил словами роли. Его голос звучал как пьяный. Он обхватил Янковского за плечи. Олег дернулся, стряхивая чужие руки, которые обнимали его. А Мартынюк, между тем, продолжал цепляться за него и говорил. Говорил, жарко и влажно вдыхая прямо в ухо, и, вдруг, откровенно прижался губами . Олег, опешив, непроизвольно сделал резкое движение, отбрасывая Георгия назад.
- Ну, вот примерно так – Мартынюк откинулся на спинку сиденья
Янковский не оборачивался. Сидел, смотря прямо перед собой. А потом, глухо пробормотал
- Я… я не смогу… так
- Тогда, какой же ты актер – фыркнул Георгий, вольно или нет, задевая за живое
- Я… Да Стас же мне сразу двинет…
- А ты попробуй – Мартынюк вновь шепнул прямо в ухо и Янковский отшатнулся.
-------------
«Готовы? Начинаем! Мотор!»

Быстро работала камера. Пьяный Генрих обхватывал Иоганна за плечи. Пьяный голос, жаркое дыхание, горячие губы прикасаются на мгновение и… Любшин отбрасывает Янковского назад.
«Снято!»
- Отлично! Молодец, Олег! То, что надо!
Довольный голос режиссера для Янковского звучал словно на отдалении. Потому, что Любшин застыл. Ощутимое напряжение его спины отталкивало не хуже, чем резкое движение за несколько мгновений до того. Станислав медленно повернулся. Колючий его взгляд обдал так, что Олег поежился и сам опустил глаза. Любшин, молча, вышел из постановочного автомобиля и, не оборачиваясь, быстрыми шагами покинул съемочную площадку.
- Ну, вот – Мартынюк подошел к Янковскому, который по прежнему сидел на заднем сиденье авто и смотрел вслед ушедшему Любшину – Не двинул же
- Лучше бы, двинул – глухо ответил Олег, не глядя на Георгия
----------
В тот день Янковский и Любшин больше уже не разговаривали иначе, чем словами ролей. Работа не ладилась. К вечеру Олег выглядел заметно подавленным.
Мартынюк заступил дорогу Любшину, который уже собрался уходить.
- Стас!
- Чего тебе?
- Прекрати
- Ты о чем?
- Перестань парня прессовать. Ничего ужасного он не сделал
Любшин смерил Георгия холодным взглядом. Но, тот и бровью не повел. Словно и не заметил ничего.
- Ты «посоветовал»?
- Ну, я. А что? Сцена достоверная получилась
- Сцена? Сцена – да – отрывисто бросил Любшин
- Так чего ты взъелся? Подумаешь, какая важность – разрешения у тебя предварительно не спросили
- Ты только «подсказал»? Или еще и показал? – льдистые сейчас глаза Станислава сверлили Мартынюка
- А что? – Георгий ухмыльнулся
- Еще раз что-то такое подскажешь…. Или… покажешь…
- И что ? Что тогда? Давай, договаривай
- Пожалеешь!
- Да ну?! Прям так и пожалею? Слушай, ты, правильный – Мартынюк слегка толкнул Станислава – ты день общей работы в корзину спустил из-за того, что твоей персоны коснулись? Или из-за Него? Давай! Говори!
- … - Любшин молчал, зло сверкая глазами
- Олежка – парень видный. Красивый. Я твою ревность понимаю. Только что же ты его изводишь то, моралист х….?
- Заткнись!
- И не подумаю! – Мартынюк несколько повысил голос – Или веди себя нормально, или уже выскажись! Ему!
- Это – не твое дело! – прошипел Любшин
- Верно. Не мое. Только ты парня уже до полного ступора дожал. Он работать не может, а тебе в кайф?!
- Иди… к черту!
----------
На следующий день Любшин поздоровался с Янковским. Поздоровался, как обычно, ровно. Льда в глазах не было. И, хоть в них не было и особого ощутимого тепла, Олег неуверенно улыбнулся, пожимая протянутую руку и, сразу выпуская ее.
- Стас, ты извини. Я…
- Не грузись, проехали – равнодушно бросил Станислав
Улыбка Янковского поблекла
- Ну, да… Ладно….
-------------
- Стас! – Янковский в столовой подошел к столику, за которым в одиночестве сидел Любшин – Можно?
Станислав, молча, кивнул.
Во время обеда Олег говорил то об одном, то о другом. Любшин, хоть и немногословно, но разговор поддерживал. Уже ставя посуду на поднос, Янковский сказал
- Стас! Я тут кое-что хотел с тобой обсудить… По роли…
- Ну, пошли – Любшин взглянул на часы – До начала еще полчаса. Успеем?
- Наверно… - неуверенно ответил Янковский
Они присели за декорациями, подготовленными для съемки
- Ну, что ты там выискал? – неожиданно для Олега, Любшин открыто улыбнулся
- Стас, я хотел спросить… - Янковский опустил взгляд и зашуршал листами со сценарием – Как ты думаешь…, когда Генрих говорит: «Я люблю тебя, Иоганн!», что имеется ввиду?
Станислав оторопел. Губы мгновенно пересохли, а горло перехватило.
- Что… - ему пришлось кашлянуть, чтобы вернуть в норму голос – Что и говорится
- То есть… - Олег на Станислава не смотрел – Генрих Иоганна… любит?
- В каком-то смысле…
- В каком, Стас?... В каком смысле? И как относится к этому Вайс?...
- Олег! – оборвал Любшин - Это тебе лучше обсудить с режиссером. Какой вкладывался смысл… - он постарался смягчить непроизвольную резкость слов
- Стас! Я хотел бы услышать Твой ответ! - Янковский поднял голову от страниц текста и посмотрел прямо в глаза
- Зачем?! – Любшин не отвернулся, потому, что не мог. Не мог отвернуться от этого прямого взгляда – Зачем Тебе Мой ответ?
- ….
- Почему именно мой?!
- ….
- Олег! Ты слишком вживаешься в своего героя…
-…
- Это неправильно!
- ….
- Олег! Я не знаю!!!!

@темы: Romance, фанарт

14:15 

Зоечка Фройд
Звизда пленительного счастья.
Вот я как бэ для своего удовольствия пишу, а фикбук прикрыли и стрёмно стало, что вот, мол, теперь-то уж точно мало кто мою писанину прочитает... для своего удовольствия, ага. Поэтому решилась притащить сюда. Не знаю, как там все эти шапки-хренапки тут оформляют, поэтому как на фикбуке:

Снежный привет.

Автор: Зоечка Фройд
Фэндом: Щит и меч, Кожевников Вадим «Щит и меч» (кроссовер)
Пэйринг или персонажи: Александр Белов (Йоханн Вайс)/Генрих Шварцкопф
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, Психология, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 4 страницы
Статус: закончен

Описание:
Война кончилась, Белов вернулся в Россию. Его несчастного донимают эротические кошмары :) Он ужасно скучает и в конце концов решается написать.
Посвящение:
Внезапно вдохновилась стихотворением esta7, так что ей... хотя не знаю, понравится ли. И, конечно, бессмертному светочу психоанализа Зигмунду, ему-то уж не отвертеться!
Публикация на других ресурсах:
Разрешения спросить, а то укушу!
Примечания автора:
Сферические писдострадания в вакууме детектид, безудержный флафф в комплекте. Снова ООС, но это симптоматично. Не сказать, что оно ПВП, хотя изначально задумывалось как таковое, в итоге вышел какой-то привет дядюшке Фройду. Со временем в повествовании всё плохо намеренно - оно как бэ остановилось... почти фантастика и природные катаклизмы. Ностальгия по зиме. Подозреваю, что слово "гадство" - новодел и в пятидесятых годах его не использовали, но мне пофигу, там наверняка ещё куча всякого невтемного, мне лень шерстить - как вылезло, так и выложу. Я предупредила, если что.

А сюда мне хочется музыки привертеть (стопкадров из киношечки не наделала - каюсь)
Типа авангард под настроение к фику:


читать дальше

@темы: NC-17, Romance, Щит и меч, фанфикшен

16:24 

[esta]
Бремя свободы осилит счастливый
а пусть будет.
Автор: Эста
Название: -
Размер: мини
Рейтинг: минимальный
Фэндом: "Щит и Меч"
Пейринг/персонажи: Генрих Шварцкопф, Вилли Шварцкопф, Рудольф Шварцкопф, некто Ханс
Жанр: с этим сложнее всего всегда ) slash, drama (относительная), намеки на возможный инцест
Сабж: небольшая зарисовка о юном Генрихе. Место и время: начало 30х, Рига, Латвия.


читать дальше

@темы: фанфикшен, Romance, Drama

16:45 

[esta]
Бремя свободы осилит счастливый
Автор: Сконе
Название: -
Размер: мини
Рейтинг: минимальный
Фэндом: "Шит и Меч"
Пейринг: Генрих/Иоганн
Жанр: POV Генриха, drama (у меня всегда плохо с определением жанра..)
Дисклеймер: все принадлежит автору , я только взяла поиграться
Краткое содержание: логическое продолжение предыдущей зарисовки. На матчасть автор забил )

читать дальше

@темы: фанфикшен, Щит и меч, Romance, Drama

20:59 

Вариант "Омега": новый фанфик

Jean-Paul
рэйки
Название: Время для прогулок
Автор: Jean-Paul
Фэндом: Вариант «Омега»
Пейринг: Георг фон Шлоссер/Сергей Скорин (он же Пауль Кригер)
Рейтинг: PG-13 (никакого)
Категория: слэш, флафф
Содержание: Барон фон Шлоссер влюблен в русского разведчика, известного ему под именем Пауля Кригера. Наконец Шлоссер решается остаться с Кригером наедине.
Посвящение: Дорогим мне людям – Sean и Pursa.
Дисклаймер: Эти герои не приносят мне дохода. Сериал «Вариант «Омега»» не является пропагандой гомосексуальных отношений между немецкими баронами и русскими разведчиками.

читать дальше

@темы: PG-13, Romance, Вариант "Омега", И. Васильев, О. Даль, фанфикшен

00:49 

SOU:
Да, милок, я хочу быть бякой! Конечно, говорю, у меня в пюре комков не бывает! (с)
пока я стараюсь свыкнуться со своим новым физическим состоянием, вот вам еще одна сказочка
Сказание о храбром витязе Фэт-Фрумосе (1977/Молдовафильм)




Фэт-Фрумос/младший сын Балаура, фанфик, ПВП, nc-17

@темы: NC-17, Romance, Сказание о храбром витязе Фэт-Фрумосе (1977), фанфикшен, фото

22:35 

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.
Базаров/Кирсанов из экранизации "Отцов и детей" 1958-го года.






@темы: PG-13, Romance, Отцы и Дети (1958), фото

11:51 

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.



- Кофе, бригадефюрер? - Штирлиц отошел от стола с полированным кофейником и шагнул к Шелленбергу, протягивая ему изящную фарфоровую чашку. Она отличалась от тех стандартных, которыми пользовались в управлении — бригадефюрер тяготел к более тонким и искусным предметам и не поленился распорядиться насчет сервизов, соответствующих его собственному вкусу. Штирлиц подмечал это в своих мыслях с молчаливым одобрением.

- Благодарю. - Шелленберг еле заметно кивнул, не отрывая взгляда от доклада, который ему принесли незадолго до прихода Штирлица, - себе тоже можете налить. Мне пришла весьма, весьма интересная информация насчет нашего друга Мюллера...

Штирлиц поставил чашку на письменный стол бригадефюрера:
- Не сомневаюсь, что ваши люди находят на него компромат ежедневно, - он вернулся обратно к кофейнику и наполнил напитком вторую чашку.
Шелленберг поднял голову от документа, губы его тронула улыбка:

- Ка всегда, мыслите в соответствующем направлении...

- Другое дело, что большую часть найденного они не могут использовать.

- Для вас это едва ли сложное умозаключение. Дело у меня к вам другое, хоть связано и тесно.

Штирлиц наблюдал за тем, как, прервавшись, Шелленберг отпил кофе:

- Я вас слушаю, бригадефюрер.

Шелленберг поставил чашку обратно на блюдце и остановил внимательный взгляд на подчиненном:

- Вы не находите, что наш группенфюрер из четвертого управления симпатизирует вам?

Штирлиц сдержал шумный выдох. Что ж, раз Шелленберг говорил столь открыто, можно было и самому ступать смелее.

- Вы опасаетесь, что он захочет переманить меня к себе? Я не соблазнюсь на общество его костоломов.

Шелленберг встал из-за стола, сделал несколько шагов вдоль него, проводя пальцем по дубовой поверхности и приблизился к Штирлицу:

- Вам прекрасно известно, что далеко не все люди Мюллера — безмозглые костоломы. И также вам известно, что вы — ценный работник, - он понизил голос, - в вас многие заинтересованы.

Штирлиц молчал, заставлял себя не смотреть в сторону, где слишком близко от него был Шелленберг, мягкий, тихий, опасный.

- Крайняя сдержанность — важнейшее качество разведчика, - продолжал Шелленберг, как бы невзначай опаляя своим кофейным дыханием ухо Штирлица, - я всегда восхищался тем, насколько она у вас развита.

Штирлиц невозмутимо пожал плечами:
- Было нужно, натренировался.

- Проверим, насколько хорошо натренировались?

Теплая рука легла на на скрытую под черным сукном поясницу Макса, и Вальтер неспешно провел влажными, чуть приоткрытыми губами по его щеке. Несколько невыносимо долгих мгновений он едва касался его кожи, выжидая; Макс стоял недвижно, и Вальтер решил, что можно продолжить. Его язык тут же прошелся по шее Макса, дразня и лаская, а ладонь скользнула вниз, с пояса к бедрам, с бедер к промежности. Внимательные, опасные в своей чуткости пальцы обхватили плоть сквозь ткань галифе, исторгая из уст Макса еле слышный стон...

Ещё мгновенье, и Штирлиц отстранил его руку, с мягким укором в голосе говоря:
- Не надо, Вальтер, не надо.

Шелленберг шагнул назад, влажный блеск в его глазах потух, в голосе блеснула безразличная сталь:

- Идите, Штирлиц, я вызову вас позже.

Штирлиц молча повиновался, но на выходе обернулся:

- И всё-таки, бригадефюрер, в следующий раз налейте себе кофе сами.

fin

@темы: PG-13, Romance, Семнадцать Мгновений Весны, фанфикшен

15:03 

"Неистовство ароматов", R

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.
Лёлик Табаков/Олег Ефремов, драббл. астарожна, флафф и порнография, невозможные кренделя в рейтинговой сцене, кренделя в анатомии, ООС. И по тексту видно, как извращенец-автор обожает своих героев

Лёлик пахнет сливками. Сегодня весь день голову кружит от нежного аромата, всякий раз, когда Лёлик пробегает мимо, искристо смеясь, когда подходит близко, спрашивая что-нибудь о своём герое, когда наклоняет голову, перечитывая строки на уже измятых листах, хотя работа над пьесой идет меньше недели; в этот момент он невзначай обнажает шею, и теплый сливочный запах усиливается, пьянящим дурманом забивает ноздри, и становится почти невозможно работать. Никто, кажется, не замечает этого ароматного шлейфа - Витя Сергачёв, незанятый в спектакле, воодушевленно продолжает диспут с Квашой, который увлечен не меньше; Лиля говорит про декорации, что-то очень важное, надо послушать, но мысли неминуемо возвращаются к нежному запаху, исходящему от стоящего в слишком соблазнительной (в его исполнении) позе над сценарием Лёлика. Он кокетливо улыбается, как только замечает, что худрук беспомощно на него косится.
Да, Лёлик пахнет сливками.
А вчера, да, вчера, после спектакля, когда он счастливым вихрем ворвался в гримерку, он пах шампанским и дешевой помадой "Клавочки". И неожиданные радостные поцелуи, которыми он покрывал щёки Ефремова, оставляя на них карминовые следы, хотелось распробовать их, увериться в том, что они имеют тот же вкус, что и запах.
Потом они бежали домой, а пришли в квартиру Ефремова вдвоем, так и не сумев распрощаться; попали под сильную московскую грозу, и тогда Лёлик пах прелой осенней листвой и дождевой водой. Олег ставил на плиту чайник, поил горячим напитком Лёлика, утверждающего с упорством ребенка, что не промок и не замерз; и тогда Олег наконец целовал пухлые губы коллеги, но на них уже не было вкуса алкоголя и дешевой косметики, теперь они имели вкус лимона и отчего-то - жженого сахара, и с готовностью раскрывались навстречу чужому языку, опаляя губы Олега горячим карамельным дыханием.
Эта ночь была пиршеством ароматов. Через открытое окно доносился запах грозы и душистых флоксов, начинающих отцветать на клумбе во дворе; и в заполнившей комнату прохладной свежести Лёлик казался ещё горячее, слаще и желаннее, бесстыдно раскрывая перед Ефремовым свое молочное тело, и Олег готов был целую вечность вдыхать его аромат и ощущать, как от неторопливых поцелуев и ласковой руки внизу живота к запаху карамели и недавно выпитого чая примешивается терпкая нота возбуждения; Лёлик забывает и своём кокетстве и дышит часто и рвано, когда Олег позволяет себе взять в рот его плоть, и ароматы, остро-сладкие, кажутся прекраснее душистых флоксов под окном во сто крат и накрывают его полностью.
- Знал бы ты, Лёлик, насколько умопомрачительно пахнешь...
На этот странный комплимент Лёлик не отвечает; он стонет и ёрзает на простынях, когда в него, жаркого и податливого, входят два пальца, и кончает всего от одного их прикосновения к простате. На Ефремова он смотрит почти виновато, но Олегу уже не нужен секс, он готов кончить от поцелуя, как стыдливый неопытный мальчишка, лишь бы целовал его Лёлик, лишь бы можно было вдохнуть запах карамели, секса и тепла, витающий вокруг него.

Ночью — объятья горячего тела, томная дрожь в голосе и пряная карамель.
Утром — кокетливые взгляды, быстрые поцелуи в полумраке репетиционного зала, заливистый смех и сливки.

fin

@темы: фанфикшен, О. Табаков, О. Ефремов, Romance, R

13:55 

Даль/Высоцкий

Slashfuhrer
Название: Smoke Alarm
Автор: Мастер Боевой Линейки
Пейринг: Даль/Высоцкий
Рейтинг: R
Предупреждения: бдсм, ангстище, соплежуйство, ООС - ибо не разбираюсь в данных персонажах.
Дисклеймер: никого не знаю, ничего не имею кроме больной фантазии.
Примечание: всё началось с первой фотографии в этом посте. И вообще писалось для милого Максим Максимыч, которая очень любит эту пару.
Саммари: три мало связанных между собой наброска.

читать дальше

@музыка: Nat King Cole - I Love You For Sentimental Reasons

@настроение: мечтательное

@темы: фанфикшен, О. Даль, В. Высоцкий, Romance, R, BDSM

21:01 

Обыкновенное чудо. Волшебник/Медведь

beliy_shum [DELETED user]
12:30 

Ужасно Большое Приключение, NC-17

Slashfuhrer
28.12.2011 в 22:05
Пишет Мастер Боевой Линейки:

"Ужасно большое приключение"
Часть вторая. Все подробности и дисклеймеры - постом ниже.

часть вторая

URL записи

@темы: Drama, NC-17, Romance, О. Ефремов, О. Табаков, Семнадцать Мгновений Весны, фанфикшен

12:30 

Slashfuhrer
28.12.2011 в 22:03
Пишет Мастер Боевой Линейки:

АХАХАХА!!! НАКОНЕЦ-ТО!!!!!!!!
Я выкладываю ЭТО. То, что отняло у нас с Максимкой два месяца и послужило причиной для хорошего настроения на многие часы.

Название: Ужасно большое приключение
Авторы: Мастер Боевой Линейки и Максим Максимыч
Пейринг: Олег Табаков/Олег Ефремов, Олег Табаков/Вальтер Шелленберг
Рейтинг: NC-17
Размер: сказать страшно, какой
Жанр: Romance, Drama, AU (Another Universe), OOC (Out Of Character)
Дисклеймер: мы не претендуем ни на что, и вообще всё написанное не отражает реальности на в каком виде. "Мы просто балуемся" (с)
часть первая

URL записи

@темы: Семнадцать Мгновений Весны, О. Табаков, О. Ефремов, Romance, NC-17, Drama, фанфикшен

15:34 

Slashfuhrer
03.12.2011 в 23:43
Пишет Мастер Боевой Линейки:

Драббл для Максим Максимыч, вышедший из этой дискуссии.
Заказ:В. Тихонов/Ю.Семенов, АВНЛО

- А что вас, простите, не устраивает в таком повороте сюжета? - спросил, поправляя большие очки, Семёнов у Славы Тихонова. В комнате, куда они зашли, было тихо и не бушевал ураган под именем Татьяны Лиозновой, обрушившей минуту назад на двух мужчин шквал эмоций по поводу...кхм, определенных моментов, связанных с экранизацией "Семнадцати Мгновений Весны".

- Неужели вы и вправду так хотите, чтобы Штирлиц и Шелленберг...чтобы я и этот хитрец Табаков целовались, да ещё и на камеру? - недоумевал Тихонов.

- Лёлик весьма хорош собою, согласись, так что почему бы вам не сделать приятное зрителям и мне? - аргументировал свою позицию Семёнов, - тем более что других вариантов, Слава, у меня нет, чтобы увидеть тебя в подобном амплуа...

- Очень интересно, и кто вам такое сказал... - полюбопытствовал Тихонов, с несвойственной ему хитрой улыбкой сжимая руку писателя: в том, что Семёнов поймет намёк, он отнюдь не сомневался.


Тихонова я здесь вижу примерно таким:

читать дальше

URL записи

@темы: Humor, PG-13, Romance, В. Тихонов, Семнадцать Мгновений Весны, Ю. Семенов

22:14 

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.
Название: "Золотая осень шефа внешней разведки", или "Тонкости восприятия".
Авторы: Brumalis Stella, Мастер Боевой Линейки
Пейринг: Штирлиц/Шелленберг
Рейтинг: низкий, но отнюдь не невинный
Саммари: что может быть прекраснее, чем лес осенью?

читать дальше

@темы: фанфикшен, Штирлиц/Шелленберг, Семнадцать Мгновений Весны, Romance, PG, Humor

15:05 

Slashfuhrer
Вот что бывает, когда два любителя СМВ собираются вместе и садятся за творчество :-D:-D:-D

Название: Воскресенье - день любимый.
Авторы: Bad_Vlady и Мастер Боевой Линейки
Пейринг: Штирлиц/Шелленберг
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance, Fluff, PWP, отыгрыш
Предупреждение: данный текст не несёт особой смысловой нагрузки, ибо писался, так сказать, "для пофапать". И да - штампы, штампы ужасные!

читать дальше

@темы: фанфикшен, Штирлиц/Шелленберг, Семнадцать Мгновений Весны, Romance, NC-17

16:57 

Табаков/Ефремов

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.
Название: Добродетель мерзнущих актёров
Автор: Мастер Боевой Линейки
Пейринг: Олег Табаков/Олег Ефремов
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff, Romance
Дисклеймер: ничего и никто мне не принадлежит. От настоящих людей только имена и фильмографии.
читать дальше

@темы: Fluff, PG, Romance, О. Ефремов, О. Табаков, фанфикшен

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная