• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: АМИКС (список заголовков)
22:17 

Завершение

Пейринг: Любшин/Янковский

«Зачем я пришел сюда? И…. Что я ему скажу? Он же может решить, что… А разве не так???... Нет! Я… Я просто отдам ключ!»
Любшин в нерешительности стоял перед дверью, и его бросало то в жар, то в холод от собственных мыслей. Формованный кусочек металла жег руку. Наконец, слегка дрожащими пальцами он вставил ключ в замок и повернул его. Раздался щелчок и дверь приоткрылась. Он вдохнул глубоко, как перед погружением в воду, и вошел в квартиру.
В маленькую квартирку. Но по меркам города, все еще переполненного коммуналками, и даже с иногда попадающимися бараками, это была роскошь. «Однако, Жорка – богач» .
Не успел Станислав сделать и пары шагов в узком коридорчике, как в дверном проеме комнаты возник юношеский силуэт и , одновременно, раздался возглас
- Жора! Ты почему запер меня…здесь? – голос прервался потому, что пришедший оказался не тем - …………Ты??!!
Поток света за спиной, по контрасту с затемненным коридором, прорисовывал четко линии обнаженного торса. Так четко, что у Любшина пересохли мгновенно губы.
- Стас?! … И-Извини, я сейчас…. – Олег (ну а кто же еще?) метнулся в комнату и вернулся через мгновение , уже поспешно застегивая надетую рубашку.
А у Станислава также быстро мелькнула в мозгу злая, подозрительная мысль: «Значит, перед Жоркой он не стал бы прикрываться???»
- А где Жора?
- Не знаю. Мотыляется где-то – усмехнулся Любшин
- Он прислал тебя, чтобы меня выпустить? – голос Янковского звучал глуховато, а положение против света затемняло лицо и не позволяло различить его выражение. Но, ирония, с горьковатым привкусом, отчетливо ощущалась – Пойдем. Не буду тебя задерживать…
- Не прислал. Я сам… Олег! Давай, поговорим…
- О чем? – Янковский слегка вскинул подбородок. И это короткое движение говорило больше слов – Разве ты еще не все сказал? Я, вообще-то, понятливый. Повторять не нужно….
- Олег! Извини, я выбрал неверные слова…
- Какая разница?... Неважно, какие слова, если не меняется смысл…
- Олег! – Любшин шагнул ближе, почти вплотную, и его ладонь легла на плечо Янковского
- Х-хорошо. Поговорим. Только… – Олег непроизвольно сглотнул и его взгляд красноречиво указал на чужую руку.
Вот ОНО. Еще можно все превратить в шутку. Хлопнуть по плечу, а не сжимать его. Сказать какую-нибудь ерунду и немедленно выйти из этой квартиры. Дверь не заперта. Ключ в замке. Все так просто. И сложно…
«Давай! Сбеги! Останься «правильным»! … И ты никогда уже не узнаешь, какие на вкус Его губы!»
Под ладонью ткань рубашки. Почему-то горячая.. Ключичная ямка близко, но не ощущается. Плечо не хрупкое – женское, а мужское – твердое. И палец просто не достает до ямки, а только проводит по косточке. Которая под тканью.
Как во сне пальцы другой руки Станислава очертили треугольник выреза рубашки на чужой груди и… расстегнули пуговицу.
- Стас! Ты что?... – хрипловато выдохнул Олег и попытался податься назад
Но, Станислав, глядя прямо в глаза, опустил руку ниже и пальцы вытолкнули из петли следующую пуговицу. Потом еще одну. И еще…. Казалось, воздух в маленькой прихожей сгустился. Его стало трудно вдыхать.
-------
«Черт! Когда целоваться то начали? Целоваться???? А, неважно! Еще!....»
- Стас!... Стас, подожди… Жорка же прийти может….
- М-м-м… Он не придет…. Сам сказал….
- То есть?... В смысле…. «сам сказал»???!!!.... М-м-м-м-м….
--------
- Стас!
- А?
- Ты дверь закрывал?
- Н-н-нет…. Ох ты ж!!!!!!

00:14 

Продолжение

Пейринг: Янковский/ Любшин
Продолжение ранее размещенной записи.

Вновь шла съемка.
Пьяный Генрих в порыве выкрикивает своему другу : «Я люблю тебя, Йохан!» .
Вайс никак не реагирует на неожиданные слова. Никак. Вот разве что… Может быть, что-то в глазах или в дрогнувших губах, в затвердевшем на мгновение лице…
«Снято!»
- Хорошо! Просто отлично! Олег, я даже не ожидал от тебя. Очень хорошо! Да, Стас! И твой Вайс тоже верно вышел. Именно так и должен он реагировать. Подавленное чувство. Всегда подавленное. Подавленное раньше, чем осознанное…. Да, именно так.
Режиссер, только что хваливший актеров за безупречную игру, уже унесясь мыслями к чему-то другому, куда-то в мир вымысла, несколько рассеяно объявил перерыв.
- Эту сцену не пропустят – Любшин задумчиво смотрел вслед удалявшейся фигуре
- Почему? – быстро спросил Янковский
- Олег! Ну, какая любовь?! – Станислав ответил машинально и, казалось, небрежно.
Но, уже следующие слова заставили его напряженно подобраться
- Стас! Ты …. вообще так думаешь?
- Я говорю о фильме. Сцену вырежут
- А… если…
- Олег! Не подменяй себя Генрихом, а меня Вайсом! – оборвав Янковского, Любшин далее тщательно подбирал слова – Это ведь первый твой большой фильм?
Короткий кивок был ответом
- Понимаешь, ты впервые на протяжении месяцев работаешь с одним образом. Неоднозначным, сложным. И интересным… И…, так часто бывает, …ты уже переносишь этот образ в реальность. Пытаешься «прожить» своего Генриха. … И его отношения с Вайсом тоже… Но! Олег! Ты ошибаешься! … Пройдет совсем немного времени, съемки закончатся и ты, вдруг, поймешь, что Генриха в тебе нет и все его чувства тебе не нужны… Не нужны! Тебя будет тяготить все, что ты сейчас сделаешь под влиянием не своих эмоций. Олег! Пойми! Тебе будет тягостно и…. стыдно ….
- Ты… Ты, правда, так думаешь? – слова Янковского были едва слышны
Любшин отвернулся
- … Да
- И… тебе ТАКОЕ … не нужно?
- … Нет
------------
На следующий день съемки начались без Янковского. Он не был занят в сценах. И, хотя прежде приходил независимо от этого, его отсутствие было объяснимо. Однако, Любшин невольно ищуще устремлялся взглядом к каждому приближавшемуся к площадке человеку. Не тот…
Уже ближе к окончанию перерыва он перехватил Мартынюка, улучив момент, когда рядом не оказалось других людей.
- Слушай, ты случайно не знаешь, где Олег?
- А что? – хмыкнул Георгий – Ты, никак, привык уже, что он всегда приходит? Что, Стас, играется хуже?
- Так ты знаешь, где он или нет?! – прервал Любшин
- Совершенно случайно знаю. Он у меня. Спит. Во всяком случае, спал, когда я уходил утром…
- Ты… - Скулы у Станислава закаменели, а руки, словно сами собой, сжались – Я тебя предупреждал…
- Охолони! – фыркнул Мартынюк – Пьян твой Олежек в доску. А мне с бревном не интересно…
Он едва успел перехватить взметнувшуюся в замахе руку.
- Остынь, я сказал!
- Сволочь – ты! – прошипел Станислав – Специально его по кабакам потащил?
- Ха! Это не я – его, а он – меня! Не знаю, что ты там ему вчера такого сказал, но он твердо вознамерился вылакать все спиртное, до какого мог дотянуться. Ты парня до ручки довел, а сволочь, почему то, я. Наверное, потому, что нянькаюсь с ним, пьяным до отключки. Ты то, не хочешь этим заниматься. Или хочешь? Определился бы уже. И подумал , где и с кем он проснулся бы сегодня, если б не я. Ты хоть знаешь, что он пить не умеет?..
- Ты, как вижу, много про него знаешь
- Да ты, Стас, глазами то на меня не сверкай. Осталось еще подраться как двум самцам. Значит так. Сейчас четыре. Олежка уже должен прочухаться. У него там имеется бутылка пива – для смягчения возвращения к реальности. Минералка опять же. Даже еда какая-то в холодильнике обретается. Записку я ему написал, что может пользовать. В общем, есть все необходимое, окромя ключа от двери. Остается еще часа три до конца съемки. Ему как раз хватит для окончательного протрезвления. А тебе для размышления как ? Достанет7 Если ты очень... Очень! хорошо, меня попросишь , то я, может быть, дам тебе тот ключик. - Мартынюк в очередной раз усмехнулся и, насвистывая какой-то мотивчик, направился было прочь.
Но, Любшин резко развернул его
- А если … нет? Ты утешителем заделаешься?
- А если «нет» – Георгий аккуратно снял чужую руку со своего плеча - …то остальное тебя никаким боком не касается. В конце концов, не полагаешь же ты, что и у остальных людей в головах такой же высокоморальный бардак как у тебя? «Собака на сене - сам не ам, и другим не дам». В общем, думай …
Мартынюк вдруг резко подался вперед и очень натурально гавкнул. Потом расхохотался и ушел.
---
Любшин не хотел об этом думать. И не думать не мог. Да, нужно было признать, что он привык уже видеть Олега каждый день, независимо от того, занят ли тот в съемке или нет. Он привык чувствовать на себе сверкающий взгляд. Голубые глаза неизменно находили его и смотрели внимательно, пытливо , а иногда… восхищенно? Он не хотел этого замечать, но что-то менялось в нем самом под этим взглядом. Находились особенные оттенки голоса, движений, мимики… Там, на площадке. Чтобы ярче сверкали глаза… И чем больше проявлялось там, тем плотнее он закрывался , выходя из постановочного круга . Он закрывался от тех глаз и неосознанно подставлялся под взгляд одновременно.
Не может он ничего решить. Это ведь означало признать, что… Черт! Нет! Никогда его не влекло в ту сторону.
«Просто, ты никогда раньше не встречал такового вот … Олега. Соблазн не был достаточным, чтобы пробиться в сознание» - ехидно подсказывал кто-то изнутри.
Три часа он едва заметил, хотя говорил заученные слова. И все вроде даже получалось не слишком плохо.
«Не плохо? Кому я лгу? Получалось отвратительно, просто режиссер почему-то не заставил переснимать по двадцать раз. О чем он думает? А я о чем?»
И вот объявлено окончание съемочного дня.
«Жорка, вон, стенку подпирает и нагло покручивает ключ на кольце. Ну, не сволочь ли?!»
Любшин подошел в Мартынюку и, молча, протянул раскрытую ладонь. Тот в нарочитом недоумении вопросительно поднял брови
- Ключ давай
- Стас! А волшебным словам тебя в детстве не учили?
- Не нарывайся!
- Ладно, ладно – Георгий шутливо поднял руки и уронил в чужую руку проволочное кольцо с металлическим штырьком для отмыкания замка
Любшин пошел к выходу.
- Эй! Стас!
Он обернулся
- Сегодня я возвращаться домой не буду….

@темы: Romance

22:37 

Всех приветствую!
Ах! Как мне нравится фильм "Щит и Меч"! И книга читана-зачитана до дыр с юности.
Итак, предлагается небольшая зарисовка:
Автор: АМИКС
Название: -
Размер: мини
Рейтинг: минимальный
Фэндом: "Щит и Меч"
Пейринг/персонажи: Генрих Шварцкопф/Иоганн Вайс, а точнее исполнители этих ролей Олег Янковский/Станислав Любшин
Сабж: небольшая подистория знаменитой слэш-сцены фильма, которую можно обозначить как "в машине"
Примечание: Очень уважаю упомянутых актеров, как талантливейших людей. Посему, заранее приношу извинения всем, кто способен оскорбится нижеприведенным текстом

- Стоп! Стоп!!!– режиссер прервал съемку - Олег! Не то! Не так! Неверно! – он обращался к Янковскому, на лице которого уже появилось замкнутое выражение – Перерыв
Режиссер подошел к молодому актеру, по-прежнему сидевшему на заднем сиденье съемочного автомобиля
- Олег! Соберись! Давай, переведи дух, пока перерыв, подумай, настройся, прочувствуй своего Генриха, и попробуем еще раз.
Янковский кивнул, хотя почему «не то» и как сделать «то», искренне не понимал . Когда режиссер отошел, он тоскливо вздохнул. Не ладилось у него, не получался герой живым и реальным. А почему – черт знает!
- Эту сцену нужно играть не так – голос за спиной прозвучал так неожиданно, что Янковский вздрогнул и обернулся.
Говорил Мартынюк. То ли он приблизился совершенно бесшумно, то ли Олег слишком погрузился в свои мысли, и потому не слышал, но, справившись с реакцией на неожиданность, угрюмо спросил
- А ты знаешь как?
- Знаю – усмехнулся Георгий (Жора)
- Ну, скажи
- Садись вперед – указал Мартынюк
Олег хмыкнул, но послушно пересел на переднее сиденье
-Смотри. Ты – Вайс, я – Генрих. Начали
Далее Мартынюк говорил словами роли. Его голос звучал как пьяный. Он обхватил Янковского за плечи. Олег дернулся, стряхивая чужие руки, которые обнимали его. А Мартынюк, между тем, продолжал цепляться за него и говорил. Говорил, жарко и влажно вдыхая прямо в ухо, и, вдруг, откровенно прижался губами . Олег, опешив, непроизвольно сделал резкое движение, отбрасывая Георгия назад.
- Ну, вот примерно так – Мартынюк откинулся на спинку сиденья
Янковский не оборачивался. Сидел, смотря прямо перед собой. А потом, глухо пробормотал
- Я… я не смогу… так
- Тогда, какой же ты актер – фыркнул Георгий, вольно или нет, задевая за живое
- Я… Да Стас же мне сразу двинет…
- А ты попробуй – Мартынюк вновь шепнул прямо в ухо и Янковский отшатнулся.
-------------
«Готовы? Начинаем! Мотор!»

Быстро работала камера. Пьяный Генрих обхватывал Иоганна за плечи. Пьяный голос, жаркое дыхание, горячие губы прикасаются на мгновение и… Любшин отбрасывает Янковского назад.
«Снято!»
- Отлично! Молодец, Олег! То, что надо!
Довольный голос режиссера для Янковского звучал словно на отдалении. Потому, что Любшин застыл. Ощутимое напряжение его спины отталкивало не хуже, чем резкое движение за несколько мгновений до того. Станислав медленно повернулся. Колючий его взгляд обдал так, что Олег поежился и сам опустил глаза. Любшин, молча, вышел из постановочного автомобиля и, не оборачиваясь, быстрыми шагами покинул съемочную площадку.
- Ну, вот – Мартынюк подошел к Янковскому, который по прежнему сидел на заднем сиденье авто и смотрел вслед ушедшему Любшину – Не двинул же
- Лучше бы, двинул – глухо ответил Олег, не глядя на Георгия
----------
В тот день Янковский и Любшин больше уже не разговаривали иначе, чем словами ролей. Работа не ладилась. К вечеру Олег выглядел заметно подавленным.
Мартынюк заступил дорогу Любшину, который уже собрался уходить.
- Стас!
- Чего тебе?
- Прекрати
- Ты о чем?
- Перестань парня прессовать. Ничего ужасного он не сделал
Любшин смерил Георгия холодным взглядом. Но, тот и бровью не повел. Словно и не заметил ничего.
- Ты «посоветовал»?
- Ну, я. А что? Сцена достоверная получилась
- Сцена? Сцена – да – отрывисто бросил Любшин
- Так чего ты взъелся? Подумаешь, какая важность – разрешения у тебя предварительно не спросили
- Ты только «подсказал»? Или еще и показал? – льдистые сейчас глаза Станислава сверлили Мартынюка
- А что? – Георгий ухмыльнулся
- Еще раз что-то такое подскажешь…. Или… покажешь…
- И что ? Что тогда? Давай, договаривай
- Пожалеешь!
- Да ну?! Прям так и пожалею? Слушай, ты, правильный – Мартынюк слегка толкнул Станислава – ты день общей работы в корзину спустил из-за того, что твоей персоны коснулись? Или из-за Него? Давай! Говори!
- … - Любшин молчал, зло сверкая глазами
- Олежка – парень видный. Красивый. Я твою ревность понимаю. Только что же ты его изводишь то, моралист х….?
- Заткнись!
- И не подумаю! – Мартынюк несколько повысил голос – Или веди себя нормально, или уже выскажись! Ему!
- Это – не твое дело! – прошипел Любшин
- Верно. Не мое. Только ты парня уже до полного ступора дожал. Он работать не может, а тебе в кайф?!
- Иди… к черту!
----------
На следующий день Любшин поздоровался с Янковским. Поздоровался, как обычно, ровно. Льда в глазах не было. И, хоть в них не было и особого ощутимого тепла, Олег неуверенно улыбнулся, пожимая протянутую руку и, сразу выпуская ее.
- Стас, ты извини. Я…
- Не грузись, проехали – равнодушно бросил Станислав
Улыбка Янковского поблекла
- Ну, да… Ладно….
-------------
- Стас! – Янковский в столовой подошел к столику, за которым в одиночестве сидел Любшин – Можно?
Станислав, молча, кивнул.
Во время обеда Олег говорил то об одном, то о другом. Любшин, хоть и немногословно, но разговор поддерживал. Уже ставя посуду на поднос, Янковский сказал
- Стас! Я тут кое-что хотел с тобой обсудить… По роли…
- Ну, пошли – Любшин взглянул на часы – До начала еще полчаса. Успеем?
- Наверно… - неуверенно ответил Янковский
Они присели за декорациями, подготовленными для съемки
- Ну, что ты там выискал? – неожиданно для Олега, Любшин открыто улыбнулся
- Стас, я хотел спросить… - Янковский опустил взгляд и зашуршал листами со сценарием – Как ты думаешь…, когда Генрих говорит: «Я люблю тебя, Иоганн!», что имеется ввиду?
Станислав оторопел. Губы мгновенно пересохли, а горло перехватило.
- Что… - ему пришлось кашлянуть, чтобы вернуть в норму голос – Что и говорится
- То есть… - Олег на Станислава не смотрел – Генрих Иоганна… любит?
- В каком-то смысле…
- В каком, Стас?... В каком смысле? И как относится к этому Вайс?...
- Олег! – оборвал Любшин - Это тебе лучше обсудить с режиссером. Какой вкладывался смысл… - он постарался смягчить непроизвольную резкость слов
- Стас! Я хотел бы услышать Твой ответ! - Янковский поднял голову от страниц текста и посмотрел прямо в глаза
- Зачем?! – Любшин не отвернулся, потому, что не мог. Не мог отвернуться от этого прямого взгляда – Зачем Тебе Мой ответ?
- ….
- Почему именно мой?!
- ….
- Олег! Ты слишком вживаешься в своего героя…
-…
- Это неправильно!
- ….
- Олег! Я не знаю!!!!

@темы: Romance, фанарт

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная