20:29 

к-ф "Берегись автомобиля"

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Рада к Вам присоединиться, господа. Итак, начнём.

Мой основной (но далеко не единственный) фандом - "Берегись автомобиля". С весьма слэшной парой - Юрий Деточкин/Максим Подберёзовиков в исполнении не менее слэшных Иннокентия Смоктуновского и Олега Ефремова.

190938 (600x463, 75Kb)




What are you thinking about by ~RainbowFife on deviantART

А также... Фик! :)

14.08.2011 в 13:05
Пишет RainbowFife:

Берегись автомобиля
Название: Нужным быть кому-то...
Автор: RainbowFife
Бета: Shon Winter
Фандом: к-ф «Берегись автомобиля», СССР, 1966 г.
Пейринг: Подберёзовиков/Деточкин
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Жанр: Ангст, романс
Статус: завершен
Описание: альтернативная подача нескольких сцен фильма с точки зрения одного из персонажей, плюс немного отсебятины.



Этот бар Максиму не нравился. Здесь он чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. Было шумно: люди вокруг веселились, смеялись, пили пиво, кто-то горланил песни... Нет, это не место для разговора. А Юрий Иванович сидел, опустив голову, глядя на кружку с недопитым пивом в руках. Но взгляд его не был сфокусирован - Деточкин словно впал в транс. Разговор не клеился. Юрий Иванович в ответ на его реплики, попытки вытянуть из него признание, что-то мямлил, и вид у него был пристыженный и обречённый. Но Максим был настолько сердит на него за предательство, что даже это не могло его разжалобить. Он вдохнул сигаретный дым и сделал очередную попытку:
- Где Вы прячете свой капитал? - Максим считал, что, обращаясь к нему на «Вы», он даст понять, что разговор вовсе не дружеский. Дело более чем серьёзное.
И тут впервые за время разговора, Деточкин взглянул ему в глаза. В них загорелся какой-то странный огонёк.
- Здесь, - словно оправдываясь, сказал он, указывая на портфель.
Максим почувствовал, что очень-очень близок к тому, чтобы разоблачить Деточкина окончательно. Ведь деньги, тем более, такая сумма, это неопровержимое доказательство вины. Он схватил портфель и начал уже его открывать, как тут над ухом раздался противный голос:
- Здравствуйте!
Максим вздрогнул. Перед ним стоял Филипп Картузов, один из потерпевших. Как же он мог забыть, что Картузов - управляющий этого бара... Подберёзовиков мгновенно сгрёб в охапку портфель. Нельзя было, чтобы Картузов увидел деньги. Максим начинал раздражаться. Меньше всего ему сейчас хотелось общаться с этим человеком. Да ещё и голова болела после удара шпагой...

- Уйдём отсюда, - поднимаясь с места, сказал он, когда Картузов, наконец, ушёл, а на столе, по его распоряжению, появилось свежее пиво и тарелка с сушёной воблой.
- Побудем ещё немного! - умоляюще сказал Деточкин. - Если можно... - добавил он, устремив на Максима по-детски трогательный взгляд.
Максим нахмурился. Почему он никогда не может возразить Юрию Ивановичу, когда тот смотрит на него так: как ребенок, наивно, ласково, словно прося не обижать его? И в то же время, в его взгляде столько жизнерадостности и весёлости, словно пребывание в этом крайне неприятном месте спасёт его от ареста. Следующая же фраза в одно мгновение заставила Подберёзовикова опуститься на место:
- Вряд ли меня будут кормить в тюрьме так, как здесь...

Денег в портфеле не оказалось. Зато нашлись счета и квитанции. Их содержание повергло Подберёзовикова в шок.
- Вы что, переводили деньги в детские дома? - он не мог поверить своим глазам, вновь и вновь перечитывая документы.
- Угу, - ответил Юрий Иванович, не отрываясь от воблы.
- Ну, а сколько Вы оставляли себе? - мысли начали путаться, ситуация просто не укладывалась в голове.
- Ничего не оставлял. Только на проезд и командировочные.
Максиму не верилось, что такое возможно. Он ещё раз пересмотрел все документы. Подписи, печати, даты, суммы, фамилии - всё совпадало. Он медленно поднял глаза на Деточкина. У Максима появилось ощущение, что перед ним сидит какое-то неземное существо. А Деточкин, немного растрёпанный и напуганный, торопливо и старательно обгладывает воблу, так, словно это последняя закуска в его жизни.
“Да разве это возможно? Это же безумие! Нет, кто-то из нас двоих точно сошёл с ума...” - думал Подберёзовиков.

Деточкин долго рассказывал, как ему пришла в голову идея угонять машины, и что произошло с первыми тремя. Максим слушал очень внимательно, стараясь понять: может здесь есть какой-то подвох? Ну, ведь не может человек, просто так, не извлекая никакой выгоды, подвергать себя такой опасности и идти на преступление. Ведь на такое способен только сумасшедший. Максим был так занят этими мыслями, что не заметил, как официантка поменяла кружку с пивом. Новое имело какой-то горьковатый привкус. Да и Юрий Иванович взглянул на кружку с подозрением после первого глотка. Но Подберёзовиков решил не обращать внимания на такие мелочи. Сейчас мозг стал работать как будто лучше, мысли стали течь свободнее... И дослушав товарища до конца, Максим то ли вздохнул, то ли всхлипнул - он и сам не понял - и сделал могучий глоток из кружки.
Максим не верил в Бога, но теперь он готов был поверить, что ангелы существуют. И с одним из них его свела Судьба. Максим понимал: жизнь такого прекрасного, бескорыстного человека, его друга, теперь у него в руках. Точнее - в кармане. Там лежало постановление об аресте. И сейчас необходимо было собраться духом и принять окончательное решение...
Поразмышляв немного, Максим сделал единственный правильный вывод: он ни в коем случае не может посадить Юрия Ивановича. Тот сидел напротив - такой трогательный, немного уставший. До этого, напряжённый, а теперь - расслабленный. Он всё ещё держал в руках кружку с пивом, с которого уже сошла пена, и мечтательно смотрел в пространство. Максим вдруг подумал о том, что у него, Подберёзовикова, никогда не было жены, детей... Почему же он был так одинок? Почему ему не о ком позаботиться?.. И почему его забота никому, по сути-то, и не нужна?
В этот момент Деточкин посмотрел на него. Он молчал. Но словно всё его существо просило поддержки и понимания...
“И ведь некому оценить его честности и благородства. Никто не знал...”, - прозвучала мысль в голове у Максима. - “Он совсем один, и его вот-вот могут посадить за то, что он хотел сделать доброе дело. Чёрт, до чего же он беззащитен...”.
Какая-то волна безудержной нежности захлестнула Максима...
- Я тебя люблю! - с заплетающимся языком проговорил он. Слова эти появились как-то сами собой. Максим особо не задумывался о последствиях. Что-то внутри говорило ему, что Деточкин хочет и должен это услышать. И это было именно то, что Максим сейчас хотел сказать.
Эти слова придали ему решимости. Он вытащил постановление об аресте и хотел его порвать. Но Юрий Иванович почему-то не дал ему это сделать... Ну, раз так, пусть оставляет его себе. Всё равно, оно больше не пригодится... И пусть Максима даже увольняют хоть сто раз - совесть его будет чиста.
Он вдруг почувствовал себя легко, свободно, так... как будто пришёл домой после долгого-долгого пути. И они с Юрием Ивановичем, обнявшись, покинули бар, на ходу прощаясь со всеми подряд - им было просто весело и хорошо. Настолько, что хотелось петь... Чем они, собственно и занялись. Максим не понимал, что напился. Он просто этого не заметил. «Фирменное пиво» Картузова сделало своё нехитрое дело.
Неожиданно Юрий Иванович прервал его пение:
- Слушай, друг, - тоже как-то с трудом проговорил он. - Не сажай меня до премьеры.
Максим даже опешил:
- Я тебя вообще сажать не буду, - как это чудо только не понимало, что теперь всё кончено, всё разрешилось. - Живи свободно!
Но тот словно не слушал, и продолжал бормотать про роли и спектакли...
Максим встал у него на пути, осадив его весёлым и энергичным “Надо!”. Деточкин расцвел. Он сиял такой по-детски непосредственной радостью, что Максим просто растаял:
- Ох, ты ла-а-па, - протянул он, потрепав Деточкина по щеке.
Но тот вдруг слегка помрачнел, словно вспомнив что-то, неожиданно развернулся, и со словами “Я пошёл к Любе!”, побрёл с темноту.
Максим даже не успел толком ничего сообразить. Люба... Это же та девушка, которая считается невестой Юрия. И которая, как казалось Максиму, даже не может, как следует, позаботиться о нем...
Деточкин удалялся довольно быстро - насколько позволяло его состояние. Его слегка пошатывало, и Подберёзовиков всё острее ощущал беспокойство.
- Под машину не попади! - только и успел крикнуть он.
И именно в тот момент, когда он произнес эти слова, Деточкин резко качнулся в сторону дороги, но не упал, а лишь сделал большой шаг прямо на проезжую часть... Тут же раздался визг тормозов - водитель ярко-синей «Победы» едва успел свернуть влево - благо был поздний вечер, машин почти не было, и на встречной полосе никого не оказалось.
Максим рванулся к Юрию и подхватил его под локоть. Тот сбивчиво извинялся перед водителем. Водитель же, в свою очередь, ругал Деточкина, на чём свет стоит. Максим не мог долго держать товарища, ноги Деточкина начали подкашиваться... Он потянул его в сторону тротуара и усадил на бордюр. Водитель «Победы» рявкнул им вслед последнее ругательство и скрылся за поворотом.
- М-максим... - лепетал Юрий Иванович, вытирая нос рукавом. - Что-то со мной не так... Я... я не хотел...
И тут Подберёзовиков понял, что именно случилось. Он бросил гневный взгляд в сторону бара, мысленно пообещав себе вскоре направить туда ревизию. С него самого хмель сошёл ещё в тот момент, когда он кинулся на помощь Юре, который теперь сидел, слегка покачиваясь и уставившись в одну точку. Максим понял: Деточкин не привык к алкоголю. А тут ещё эта машина... Проклятье, его нельзя отправлять домой одного... Максим перекинул одну руку Юрия через своё плечо и, продолжая поддерживать его, привстал.
- Я... Не могу показаться на глаза маме в таком виде, - пробормотал Деточкин, словно угадав мысли Максима, и пристально посмотрел на него. Лицо Юрия оказалось совсем рядом, так, что можно было разглядеть каждую веснушку... Подберёзовиков почувствовал, что краснеет. Но тут же взял себя в руки:
- Мы пойдём ко мне, - отрезал он и, несмотря на слабые протесты Деточкина, повёл его в сторону своего дома...

Тяжело ввалившись в квартиру и захлопнув за ними обоими дверь, Максим провёл, вернее - протащил, уже почти спавшего Деточкина в единственную комнату и уложил его на диван. Ему повезло - родителей дома не оказалось. Максим вспомнил: мама говорила ему, что они собирались к кому-то в гости на два дня... Он присел рядом с диваном и начал стягивать с Юрия Ивановича ботинки. Когда с этим было покончено, Максим расстегнул на нём пиджак, и потянул Юрия за руки, чтобы тот привстал и дал снять его. Максим стал стягивать пиджак с плеч, когда вдруг почувствовал, что руки, которые Деточкин так и не опустил, обвились вокруг его - Максима - шеи. Слегка мутными глазами Деточкин смотрел в лицо изумлённому Подберёзовикову.
- Лю-ю-ба, - протянул Юрий и, притянув Максима ближе к себе, припал к его губам.
Для Максима это было настолько неожиданно, что он даже не подумал оттолкнуть Юрия - мысли как будто все разом вылетели из головы. Поцелуй был совершенно невинным, словно по-детски неумелым... но настолько приятным и дурманящим, что не хотелось разрывать его.
- Люба... - Деточкин наконец отстранился. - А я и не знал, что ты куришь. Нехорошо, - он погрозил пальцем Подберёзовкову и, ложась на спину, пробормотал, засыпая: - Не выношу, когда от моей любимой девушки пахнет сигаретами. Но Люба... какая же ты у меня... заботливая.
Максим ещё долго сидел возле него. Ботинки стояли рядом, а пиджак так и остался на Деточкине. Наконец, Максим поднялся и тихо вышел с коридор. Там он поставил ботинки рядом со своими и прошёл на кухню, плотно закрыв за собой дверь.
Он не стал включать свет, а просто сел за стол у окна. Так он сидел некоторое время, обхватив голову руками. Поцелуй всё ещё горел у него на губах. Максим встал, открыл форточку и привычно потянулся за сигаретами. Но только он поднёс одну из них ко рту, как тут же положил её в пепельницу. Курить почему-то не хотелось. Максим отодвинул от себя пачку. Сигареты «Друг». С собакой на этикетке. Друг...
Ему ужасно хотелось спать, но заснуть он уже не мог. Вернувшееся беспокойство, смятение, боль рождали в его утомлённом мозгу всё новые и новые мысли. О нём самом, о Юрии, об их отношениях, о будущем... Нельзя, чтобы Деточкин попал в тюрьму, ни в коем случае нельзя... Нужно сделать всё возможное, чтобы этого не произошло.
Небо за окном начало светлеть, когда Максим, наконец, задремал, сидя за столом. На столе рядом стоял недопитый кофе.

Но даже, несмотря на все усилия Подберёзовикова, Деточкино чувство справедливости одержало-таки верх над долгом дружбы...
Максим, мрачный, зашёл в гримерную. Он был очень сердит на Деточкина. И разговор, завязавшийся между ними, постепенно перерастал в ссору.
- У меня есть смягчающие обстоятельства - я честный человек! - оправдывался Деточкин.
У Максима уже заканчивалось терпение. Ну как можно быть настолько бестолковым?
- Какие смягчающие обстоятельства, какие?! То, что Вы крали машины у одного жулика, а другому продавали? Честный человек...
- В моей работе были какие-то недостатки, - продолжал упрямо защищаться Юрий. - А у кого их нет? Вот Вы, например, в течение долгого времени не могли меня поймать.
И он ещё обвиняет его! Похоже, Юрий Иванович до сих пор был совершенно уверен в своей правоте... Ну почему у него такие странные представления о том, что хорошо, и что плохо? У Максима сложилось впечатление, что он разговаривает с мальчишкой, которому не хватает сурового отцовского воспитания...
- Так трудно поймать человека, который ведёт двойную жизнь - всех обманывает, всем врёт!
- М-меня всегда это очень угнетало и мучило...
Снова этот пристыженный вид, снова этот невинный тон. Максим решил немедленно отвлечься, чтобы не выдать своих настоящих чувств...
- М-м, - он махнул лентой, которую держал в руках. - Завяжи мне бант.
Максим сел и подал концы ленты Юрию. На несколько мгновений их пальцы соприкоснулись, и Максим с трудом удержался, чтобы не вздохнуть - ему вновь стало жарко. Но он тут же убрал руки и сказал первое, что пришло ему в голову:
- Никакое хорошее дело не может сопровождаться ложью и обманом! - он решил продолжить «воспитывать» этого «юного рыцаря». Он повернулся к Юрию, рассчитывая добавить к высказыванию суровый взгляд, но Юрий, который пытался завязать бант ровно, развернул его голову обратно. Максим прикрыл глаза, но сумел выдать следующее высказывание - благо всё это он уже передумал во время нескольких бессонных ночей. Сейчас он бы просто не смог придумать такую красочную речь - мысли были заняты не тем:
- Надо же! Самовольно вершил суд, творил расправу... Да на каком основании?! - тут он снова повернулся, но уже потому, что в его душе снова поднялась обида и раздражение на Деточкина. Тот лишь молча развернул его голову. Максим предпочитал, что бы Юрий этого не делал - прикосновения мешали сосредоточиться и отвлекали... Но Деточкин наконец разобрался с бантом и отошёл в сторону.
- По совести говоря, всё это глупость и преступление, - закончил свой спич Подберёзовиков.
- Преступление... - тихим эхом откликнулся Юрий. Потом заскрипела дверь - он собирался уйти. Это Максим увидел через зеркало.
- Подследственный, Вы куда? - спросил Максим, повернувшись.
Деточкин остановился.
- Значит, ты тоже считаешь, что я виноват? - спросил он.
Максим прошёл к своему зеркалу и, прежде чем сесть, сказал, пристально глядя Юрию Ивановичу в глаза:
- Да!
Он хотел вложить в это короткое слово всё, что он передумал и прочувствовал за всё это время. Но удалось ему это, или нет, он так и не понял, потому как в гримёрную ворвался режиссёр с радостным:
- Товарищи, зрителей полный стадион! Прошу всех на сцену!
И, отчитав Максима, который был далеко не его любимцем, режиссёр ушёл.
Наконец, они полностью переоделись в костюмы героев.
- Ну, что ж... - сказал Юрий. - Пора.
Он отошёл к окну и приоткрыл его.
- Курить будешь? - спросил он, доставая сигареты из кармана.
Максим обернулся.
- Нет... - сказал он. - Бросил.
- Это ты правильно сделал, - улыбнулся Юрий. - Сам я, хоть и курю, но так не люблю, когда рядом кто-то курит.
- Я знаю, - Максим стоял, задумчиво глядя в зеркало и поправляя парик. - Особенно, когда курит твоя любимая девушка... - прибавил он тихо.
Он не собирался этого говорить. Он так задумался, что и сам не понял, что произнёс это вслух. Но, почувствовав напряжённую паузу, обернулся.
Деточкин глядел на него, в глазах его читалось ошеломленное удивление. Подберёзовиков сначала даже не понял, в чём дело. Но когда до него дошёл смысл собственных слов, он судорожно схватился за край стола.
- Максим, ты... - проговорил Деточкин и уронил сигареты.
Стук упавшей пачки в полной тишине заставил их обоих вздрогнуть. Подберёзовиков опомнился первым и мгновенно выскочил из гримёрной, оставив дверь распахнутой.

Юрий Иванович сидел на скамье подсудимых, а Максим, который не мог после всего случившегося продолжать следствие, присутствовал на суде в качестве свидетеля. После разговора в гримёрной они ни разу не говорили по душам. Максим не мог понять, что им самим движет - он чувствовал себя обманутым, униженным, преданным... Но почему, почему ему по-прежнему так хотелось защищать Юрия? Зачем он отказался от ведения следствия, когда ему уже сделали выговор, что он не может долго поймать преступника? И ведь этот преступник уже был у него в руках! Почему он, Подберёзовиков может жертвовать собой ради Юрия, а сам Юрий ради него - нет?.. Почему даже сейчас он защищает Юрия так, как только может?
- ...Пожалейте его, товарищи судьи: он очень хороший человек, - так он закончил свою речь и вернулся на своё место, всё ещё размышляя, но вместе с тем, зная, что сделал всё, что мог...
Речь самого Деточкина была сбивчивой, поражающей своей простотой:
- Отпустите меня, пожалуйста! Я, я больше не буду... Честное слово, не буду!
Максим обречённо закрыл лицо руками. Он не смог уберечь его... Слова Юрия снова и снова раздавались у Максима в голове. Судья покинула зал. Максим поднял голову и понял, что это конец. Он встретился взглядом с Деточкиным, так одиноко сидящим на скамье подсудимых. Перед глазами появился мутный туман, контуры фигуры Юрия Ивановича расплылись, и Максим почувствовал, как по щекам побежали слёзы...

Он больше никогда не курил. С той ночи, когда Юрий ему сказал, что не выносит запаха сигарет... Пусть даже и от любимой девушки.

URL записи

@темы: фанфикшен, фанарт, гиф, О. Ефремов, И. Смоктуновский, Берегись автомобиля, Romance, PG-13

Комментарии
2013-02-11 в 19:45 

Как же это трогательно...Просто очарование...Автор,вы умничка!

P.S. А можно стащить гифку для проведения агитации за этот чудесный пейринг?))

URL
2013-02-11 в 23:04 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Гость, знакомые у Вас выражения, Гость. Мы не встречались раньше? ;)

Ради Бога, берите. Чем нас больше, тем лучше :)

2013-02-12 в 22:46 

RainbowFife, кажется, нет) А кого я Вам напомнила,если не секрет?)) Очень интересно просто)

URL
2013-02-12 в 23:21 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Гость, близкую подругу. Вдруг это она шифруется, чтобы я не комплексовала, что меня не комментят? :)

2013-02-13 в 22:24 

RainbowFife, нет,мы с Вами точно не знакомы) А раз написано хорошо,почему бы не прокомментить?)

URL
2013-11-29 в 23:32 

Просто Гость.
Ооооох...Мой любимый пейринг!
RainbowFife, вы просто молодец! Вы будто сами прочувствовали все переживания бедного Максима! Просто невероятно!
И как точно Вы всё подметили: Но тот вдруг слегка помрачнел, словно вспомнив что-то, неожиданно развернулся, и со словами “Я пошёл к Любе!”, побрёл с темноту. Да-да, именно так, Боже мой! Это было именно позорное бегство!
Низкий Вам поклон за Ваш труд!

P.S.И как же хорошо,что всё-таки обошлось низким рейтингом) Не то бы получилось растление "несовершеннолетних" :gigi: Да нееет,просто Юрий Иванович очень целомудренный человечек,а Максим Петрович слишком его любит,чтобы воспользоваться его слабостью :angel:
О,как меня понесло :evil:

2013-11-29 в 23:53 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Просто Гость., спасибо Вам за такой трогательный отзыв! Мне очень приятно :) И я рада, что Вы не гонитесь за высоким рейтингом, а стараетесь именно понять эмоциональное влечение персонажей друг другу. Психологию. Вы смотрите глубже, и это замечательно. Приятно "быть читаемой" такими людьми :) :love:

2013-11-30 в 16:12 

Просто Гость.
RainbowFife, а мне было приятно читать Ваш фик) Это даже мягко сказано)
А...У Вас больше ничего по ним нет? :shuffle2:

2013-11-30 в 16:55 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Просто Гость., боюсь, ничего полноценного я не писала с тех пор. У меня в голове была задумка какого-то большого фика, но сейчас я уже не помню сюжет, это было 2 года назад. Однако у меня осталось начало, которое вполне может сойти за драббл. Мне кажется, оно Вам понравится.

под катом

2013-11-30 в 23:48 

Просто Гость.
RainbowFife, Вы осуществили мои самые сокровенные желания! Пост-канон...О чём же ещё можно мечтать?! Именно о их встрече после тюрьмы я и жаждала почитать! Должны же они быть счастливы наконец!)

2013-12-01 в 00:46 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Просто Гость., я скорее всего не буду продолжать этот фик, но я рада, что хотя бы этот отрывок принёс вам какие-то мысли или просто удовольствие :)

2013-12-01 в 01:11 

Просто Гость.
RainbowFife, ещё какое удовольствие!
И напоследок не могу сказать о фотографии,сопровождающей Ваш пост: этого кадра не было в фильме(кажется,да,я же его до дыр досмотрела),а фотография,весьма слэшная,есть :rotate: Откуда же,спрашивается? Импровизация на съёмочной площадке? :-D

   

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная