14:47 

к-ф. "Мама"

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Информация о фильме - Инфо

Пара - Рысь/Осёл



Группа на Девианарте

И фики.

Тот, кто всегда рядом
Фэндом: «Мама» aka «Rock’n’Roll Wolf» (фильм-сказка. СССР, Румыния, Франция. 1976 г.)
Автор: RainbowFife
Бета: нет
Название: Тот, кто всегда рядом
Пейринг: Рысь/Осёл
Рейтинг: PG-13 за слэш
Жанр: Флаффный ангст :)
Размер: мини
Статус: закончен
Описание: альтернативная подача одной из сцен фильма.
Предупреждение: Небольшое ООС, которое аффтар искренне считает каноном.





Рысь был зол и расстроен. В толпе на ярмарке было невозможно выловить этого мелкого паразита – Митяя. Всюду шумно, все носятся как сумасшедшие с коробками и мишурой – ничего не разглядишь в такой толчее. А от их постоянного пения болит голова… Как же его раздражала эта общая истеричная радость. Он взглянул на друзей. Волчонок шептался с Волком, и после одобрительного взгляда того, двинул к беличьей семейке – очевидно, он решил, что Козлёнок там. Осёл же стоял поодаль и задумчиво смотрел на ласточек, танцующих на проводах. Рысь вздохнул. Вечно его лучшего друга интересовали какие-то неземные создания. Те, до которых ему всё равно никогда не добраться… Лучше бы обратил внимание на тех, кто на земле. Кто совсем рядом…
Он подошёл к Ослу, едва удержавшись от того, чтобы взять его за руку. Рыси хотелось знать, что у него на душе, но он не нашёл ничего лучше, чем спросить:
- Снова?.. – пытаясь заглянуть ему в лицо. Это было непросто, ведь Осёл был намного выше.
- А? – тот рассеянно обернулся на голос. – Это ты, Рысь? Нет, всё нормально. Я просто…
- Пойдём, – Рысь осторожно потянул его за плечо. – Не смотри на них.
Они отошли в другой конец площади и сели, прислонившись к одной из ярмарочных палаток.
- Я не знаю, что со мной… - прошептал Осёл. – Они меня словно завораживают, и я больше не могу ни о чём думать… – Он уткнулся носом в колени.
- Это пройдёт, - проговорил Рысь, приобнимая его за плечи. – Может тебе стоит поискать счастье, где-нибудь ещё? С кем-нибудь, кто не летает так высоко, а просто ходит по земле?
Осёл только что-то неуверенно промычал в ответ, не поднимая головы. Рысь вздохнул и положил голову ему на плечо. Ярмарочный шум отходил всё дальше и дальше, сливаясь в какой-то приятный гул. Рысь закрыл глаза, чтобы его не слепили отблески мишуры – и во всём мире осталось только тепло ослиной шерстки и спокойное дыхание…
Правда, продолжалось это недолго. В какой-то момент сладостное блаженство нарушил довольно чувствительный пинок. Не ожидавший нападения, Рысь полетел вперёд, шлёпнувшись носом в землю. Мгновенно вернулись все неприятные звуки. И самым неприятным из них был голос, который вопил ему в самое ухо:
- Прохлаждаетесь, бездельники?! Быстро искать Козлёнка!
Рысь вскочил на ноги и, естественно, увидел перед собой обладателя голоса – Серого Волка, который уже держал за ухо упирающегося Осла.
- Уже идём! – пискнул Рысь, схватил Осла за руку и бросил на Волка умоляющий взгляд. Тот рыкнул и отпустил ухо. Рысь тут же потянул Осла через толпу – от греха подальше.
- Больно? – бросил он через плечо.
- Ничего, - ответил Осёл, потирая ухо свободной рукой. – Зато взбодрился после этих ласточек. Лучше продолжить поиски.
Рысь кивнул, и они нырнули в праздничную площадь и направились в разные её концы – чтобы уж наверняка не упустить Митяя.

А народ веселился вовсю. Попугай как раз начал раздавать билетики с предсказаниями будущего. Редкостная ерунда, как думал Рысь. Лучше и правда искать Козлёнка. Но рядом с этим псевдо-предсказателем он вряд ли будет вертеться. Рысь уже хотел развернуться, чтобы пойти проверить у Зайцев, когда увидел, что рядом с Попугаем стоит… Осёл. Он с какой-то затаённой надеждой глазел на стопочку билетов. Тут Попугай в очередной раз схватил пачку листков и подбросил их вверх. Все бросились их ловить. Осёл с восторгом наблюдал за бумажками, кружащимися в воздухе. Он подставил руки, и одна из них приземлилась прямо ему на ладони. Красная, в форме сердца. Он смотрел на этот клочок бумаги, как на разгадку всех тайн мироздания. Рысь вдруг почувствовал: нельзя, чтобы он это прочёл. Надо срочно что-то делать… Он и так всегда был очень быстр. Но тут он напряг все свои мышцы, стрелой пронёсся через площадь и, не сбавляя скорости, выхватил билет из руки Осла. Тот только почувствовал какое-то лёгкое движение рядом, и волосы качнулись, как от ветерка. Он оглянулся, но ничего не увидел – и через секунду заметил, что его билет пропал! Он оглядел землю вокруг себя – может, уронил? Потом он в ужасе стал озираться по сторонам, ища глазами кого-то, кто мог взять билет. Но Рысь, сжимающий в руке злополучную бумажку, уже сидел за сценой и тяжело дышал – давно он так не бегал… Он прислонился спиной к стенке и откинул голову назад. Хорошо, что он так поступил. Он не знал, что написано в билете, так как плохо читал, но чувствовал – хорошо, что Осёл его не прочёл. Кто знает, что ему напророчил этот шоумен с клювом? Осёл же принимает такую ерунду за правду. Да… И тут Рысь словно осенило – он даже на секунду перестал дышать. Это же его шанс! Он вскочил на ноги и осторожно выглянул на сцену, где Попугай всё ещё веселил народ. Рысь осторожно сунул руку в корзину, стоящую за спиной Попугая и схватил горсть листков.

Он быстро разгреб эту кучу и увидел чистый билет. Как раз такой же, как был у Осла – красный, похож на сердце. Он-то и был нужен. Но как же написать нужные слова? Ведь писать он тоже не умел. Он что-то помнил из того, что им пытались преподавать в детдоме, откуда он, в конце концов, благополучно сбежал. И Осла с собой прихватил. Правда тот ни одного занятия не пропустил, и писать, и читать умел. Эх, подумал Рысь, сейчас бы это пригодилось… Не просить же кого-то сделать это за него. Догадаются сразу. И всё же… Что-то из букв и слов он помнил.
«Надо рискнуть», - решился он, наконец. – «Иначе… Нет, об этом лучше не думать».
Неподалёку сидела одна из ласточек. Рысь подкрался к ней и одним ловким движением выдернул перо из её хвоста. И тут же скрылся. Ласточка с пронзительным визгом стала возмущаться, но кто же её слушал?
Стащив у Медведя черники, Рысь смазал черничным соком кончик пера и задумчиво уставился на листок.
- Что написать-то я знаю… - сказал он сам себе. – А вот как…
Какие-то буквы и слова из учебника всплыли в его сосредоточенном мозгу… Он неуклюже взял перо и, периодически получая от него же уколы, пачкаясь в черничном соке, и пыхтя как паровоз, он начал выводить первые корявые буквы.
Прошло какое-то время. Рысь вытер пот со лба, и взглянул уставшими глазами на листок. Тот гласил:
«Аглинитис вакрYк. Ктота лиубит ваs. Он сафсем рRдам сы вАми».
- Здорово, - подумал Рысь. – Даже поэтично как-то, - и с удовольствием повторил: - «Оглянитесь вокруг. Кто-то любит Вас…», - и закончил шёпотом, глядя на перепачканный черничными кляксами листок: - «Он совсем рядом с Вами…».
Пусть буквы кривые, и разных размеров… Главное, чтобы ОН услышал. Понял… Рысь прижал листок к груди и стал осматривать площадь в поисках адресата. Да вот же он. Стоит рядом с забором. Печальный такой...
- Что на этот раз? – спросил Рысь, подойдя к нему.
- Я потерял листок с предсказанием, - расстроено проговорил Осёл, шмыгая носом. – А он наверно пророчил любовь. Он был похож на сердце по форме… Сам прилетел ко мне в руку… - Он раскрыл ладонь и с тоской посмотрел на неё.
- Листок? – Рысь притворился удивлённым. – Подожди-ка, кажется, я такой видел… А, точно, вот же он!
- Где? – Осёл вскинул голову.
- Да вот же! У тебя в кармане, - засмеялся Рысь. И действительно. Плод его трудов уже высовывался из кармана Осла. Хорошо быть «очень ловким парнем».
Осёл радостно подпрыгнул и стиснул Рысь в объятиях:
- Спасибо, дружище! Ты его нашёл!
- Не за что… - выдохнул, стиснутый в крепких объятиях, Рысёнок.
Осёл отпустил его и выхватил билет. Рысь отошёл на несколько шагов, но всё же, остался в поле зрения. Там же сказано: «совсем рядом»…
Осёл восхищённо прочитал послание и поднял голову. Рысь замер. Сейчас, сейчас…
Тут раздался новый пренеприятнейший звук. Пение. Который больше напоминал блеяние. Осёл сначала вздрогнул, потом его губы растянулись в глупую улыбку, и он повалился в клумбу вместе с забором, рядом с которым стоял. Рысь рванулся к нему.
- Ты чего? – спросил он, сев рядом с ним.
- Дружище… - проговорил Осёл, счастливо глядя в пространство. – Ты был прав…
- Я? В чём именно?
- Мне нужно искать любовь на земле. Не на небе… Я знаю, кто моя судьба. Она… «совсем рядом», как здесь и написано…
И не дав Рыси сказать и слова, он поднялся, рванул в толпу Овец и упал на колени перед старшей дочкой.
Несмотря на презрительные взгляды нянек, прыгающую вокруг обеспокоенную Овцу-мамашу и сурового Барана-отца, Осёл и Овечка радостно танцевали какой-то непонятный танец.
Рысь смотрел на них, спрятавшись за кустом. Его мозг отказывался понимать, что происходит. Всё пошло совсем не так. Может быть, он ещё как-то может…
Но тут мысль оборвалась. Осёл и, сидящая у него на коленях, Овечка нежно целовались, приводя в возмущение всё блеющее семейство.
Рысь в ужасе закрыл лицо ладонями и почувствовал, что у него в руке что-то есть. Это был оставленный Ослом билет… Рысь нервно разорвал его на клочки и хотел уже кинуться в толпу Овец и загрызть кого-нибудь… Как-то отомстить этим мерзким тварям… Но тут снова появился Волк и оттащил Осла от Овечки. Рысь тут же оказался рядом, когда Волк и Осёл вышли из толпы. Волк рычал:
- Вы упустили его, обалдуи! Где его теперь искать?
Рысь пытался что-то пробормотать в ответ, а Осёл лишь глупо улыбался и смотрел вперёд невидящим взглядом…
- Идём! – рявкнул Волк. – Всё равно его не найти. Надо раздобыть женскую одежду, чтобы мелкие пакостники меня не узнали…

Одежду они, разумеется, нашли. После разговора о том, зачем нужны козлята, Волк удалился вниз. Спать.
Волчонок отправился следить, когда вернётся Тётя Маша. Рысь и Осёл остались вдвоём на втором этаже. Осёл плюхнулся на пол со счастливым видом.
- Ты себе не представляешь… - сказал он. – Как ты мне помог своим советом…
- Да неужели? – буркнул Рысь, присев рядом.
- Да! Я наконец-то нашёл свою Прекрасную Даму… Мне больше ничего от жизни не надо… - прошептал он, обнимая колени. – Никогда я не был так счастлив.
- Я… Очень рад за тебя, - с трудом выжимая из себя улыбку, ответил Рысь. – Хорошо, что ты это осознал…
Осёл не заметил боли друга. Слишком уж он был увлечён прекрасными мечтами…

Ночью Рысь встал и тихо, совершенно по-кошачьи, подкрался к спящему на своей подстилке Ослу. Он присел рядом с ним на колени и какое-то время просто смотрел на спящего.
- Глупенький мой… - с грустной улыбкой шептал он, поглаживая длинные уши Осла. – Ну, почему ты не догадался?.. Ведь я тоже рядом… и буду рядом, в отличие от неё.
Рысь осторожно убрал несколько прядей серых волос, во сне упавших на лицо Осла. Некоторое время он смотрел на него, потом не удержался и также осторожно прикоснулся губами к его щеке.
Осёл зашевелился, и Рысь, уже думая, что тот проснулся, вознамерился удрать, когда почувствовал, что руки Осла обвивают его талию и тянут его вниз, на подстилку. Рысь от шока не мог сопротивляться и скоро спиной почувствовал, что Осёл крепко прижимает его к себе… Однако, счастливая иллюзия, на какой-то момент возникшая в голове у Рыси, и та крохотная надежда, только появившаяся в душе, была мгновенно уничтожена. Ведь Осёл шептал во сне… имя своей Овечки.
Рысь даже не знал, что и делать. Поэтому просто лежал, боясь пошевелиться и спугнуть момент. Он даже не поднял руки, чтобы вытереть слёзы, непроизвольно побежавшие по пушистым щекам…
Через какое-то время Осёл заснул ещё крепче и ослабил хватку. Рысь ловко проскользнул между его руками и встал. Он тут же поспешил покинуть комнату – не мог смотреть, как Осёл обнимает и целует подушку…

И до рассвета Рысь сидел на крыше дома Волка, выкуривая одну сигарету за другой…

Новогоднее волшебство
Название: Новогоднее волшебство
Автор: RainbowFife
Бета: Shon Martin Winter
Фэндом: «Мама» aka «Rock’n Roll Wolf» (фильм-сказка. СССР, Румыния, Франция. 1976 г.)
Пейринг: Осёл/Рысь, Волк/Коза, и совсем немного Волк/Волчонок.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Флафф (даже слишком флаффный флафф), романс
Статус: завершен
Описание: Вся деревня празднует Новый Год. А что же друзья Волка? Фанфик является логическим продолжением фика «Тот, кто всегда рядом». Рекомендуется сначала прочесть первый.
Комментарий: Посвящается Шон. Особенно, моменты с Волком и Волчонком ;)
Предупреждение: Немного ООС. Прошу прощения :) И ещё почти Мэри-Сью в лице Белки.



Зима, похоже, и не думала приходить в этом году. Было тепло и до омерзения сыро. Рысь ненавидел пачкать лапы. Но не мог же он перемещаться только по деревьям! Поэтому вечерами, постоянно, он только и занимался тем, что приводил себя в порядок после дневных прогулок по лужам и слякоти. От этого он становился нервным и раздражительным. Он не любил осень. Ему были по душе солнечное, тёплое и сухое лето, или холодная, чистая и мягкая зима… А тут не поймёшь – надо ли менять летнюю шёрстку на зимнюю, или ещё рано. Длинная шерсть, промокшая под осенним ливнем – что может быть отвратительней?
Шла уже вторая половина декабря, а снега так и не было. Рысь только первую зиму жил в этом лесу, и ещё не знал, насколько здесь бывает тепло. Он уже думал, не пора ли перебираться в более северные места? Ведь он – животное зимнее, и эта сырость ему совсем не по нраву…
Но вот как-то утром он вышел на порог дома Волка и невольно зажмурился – всю поляну покрывал толстый слой пушистого снега. Рысь подпрыгнул от радости. Он тут же побежал в дом, сменил свою обычную красную ленту, висевшую у него на шее, на такого же цвета шарф и снова выскочил на улицу. Остальные ещё спали, поэтому он веселился в одиночестве и тишине. Разбудишь Волка, – медленная и мучительная смерть тебе обеспечена. Рысь сделал несколько изящных прыжков по поляне, набрал пригоршню снега и подбросил её вверх. Тихо смеясь, он смотрел, как снежинки кружатся в воздухе и ложатся на его шерсть. Потом глубоко вздохнул и повалился на спину в снег.
Небо было спокойное и светло-серое. Он привык к такой погоде и чувствовал себя прекрасно. Тут ему на лицо приземлился крепкий комок снега. Рысь вскочил, стряхнул с себя снег и огляделся – ну, разумеется! Машины козлятки "веселятся". Рысь усмехнулся, быстро слепил снежок, и уже хотел бросить в старшенького – Митяя – ведь это он, без сомнения, кинул в него снежком; как тут же получил ещё один – уже в затылок. Как выяснилось, на этот раз это был Волчонок – он стоял на открытой веранде на втором этаже, и хохотал, глядя на Рысь, который уже был весь в снегу. На Волчонке уже была какая-то дурацкая вязаная шапка с помпоном. Рысь мгновенно забрался по навесу над дверью на второй этаж, по пути схватил ещё немного снега, и залепил Волчонку в лицо. Тот тоже решил не отступать, и они начали шутливо бороться, обсыпая друг друга снегом, и весело хохоча.
И в самый веселый момент борьбы, снизу вдруг раздался вопль:
- Что это за дикие танцы у меня над головой?!
Рысь и Волчонок тут же замерли. К ним на веранду поднялся сонный и злой Волк:
- Какого лешего вы тут творите? Вы мешаете мне спать! – рявкнул он, глядя на испуганных приятелей.
- Прости, дядя… - пролепетал Волчонок. Он мял в руках шапку и теребил помпон.
- Убирайтесь! Чтобы я вас сегодня не видел. Не попадайтесь мне на глаза!
Рысь и Волчонок тут же ретировались. Волчонок – по внутренней лестнице, с опаской поглядывая на Волка. А Рысь – так же, как и пришёл – перепрыгнул через перила, и соскочил с навеса.
- Доброе утро, - пробормотал кто-то задумчиво.
Рысь посмотрел на крыльцо – там сидел Осёл, и сосредоточенно читал какую-то потрёпанную книжку. Он уже тоже был одет по-зимнему: берет и какое-то подобие шарфа. Точнее, это когда-то было шарфом, сейчас он него остался какой-то окусок.
- Доброе, - поздоровался Рысь. – Снова нарыл на свалке книжку? И что на этот раз?
- А вот послушай, - отозвался Осёл. – "В тот год осенняя погода стояла долго на дворе. Зимы ждала, ждала природа. Снег выпал только в январе…".
- Точно как у нас, - перебил его Рысь, и хлопнул Осла по плечу. – Бросай эту байду! Пойдём с нами играть.
- Это Пушкин… - глубокомысленно изрёк Осёл. – Великий русский поэт…
- Я знаю только одного поэта, - усмехнулся Рысь. – И он не менее великий, чем этот Мушкин, - он сел рядом. – Если хочешь знать, это ты. Но чтобы ты сочинил стихи про сегодняшний день и этот снег, надо понять, как это всё чудесно. А как ты это поймёшь, если будешь весь день сидеть дома? – Рысь улыбнулся, встал, взял Осла за руку и позвал вновь: - Пойдём…
Тот улыбнулся в ответ, отложил "Евгения Онегина" и первым выбежал на поляну. Он тут же слепил снежок, и кинул его в Рысь. Тот уже был возмущён: снег только выпал, а его уже все успели закидать! Но это возмущение было беззлобным – он захохотал, подбежал к Ослу, повалил его в снег, и начал щекотать. Осёл пытался отбиваться, но так смеялся, что ничего не мог сделать. Наконец, ему удалось, спихнуть в себя Рысь, но этим он не ограничился – начал обсыпать друга снегом. Тот тоже в долгу не остался – оба носились по поляне, и веселились вовсю.
Через какое-то время Рысь (который хоть и был быстрым, но мгновенно уставал и выдыхался) понял, что лежит на спине, а сверху на нём восседает Осёл, который всё не мог побороть смех. Рысь смотрел на него с улыбкой.
- Давно я тебя таким не видел, - добродушно сказал он. – С тех пор как…
Осёл перестал смеяться и мрачно взглянул на Рысь. Тот охнул.
- Ну, то есть… Я хотел сказать…
- Да ничего, всё в порядке, - Осёл встал. – Спасибо, я… Мне было очень приятно поиграть с тобой. Я пойду ещё почитаю… - он скорбно побрёл в дом и скрылся за дверью, прихватив с собой оставленную на крыльце книгу. Рысь расстроено смотрел ему вслед.
- Что это с ним? – спросил подошедший Волчонок.
- Да я… - махнул рукой Рысь. – Напомнил ему про эту его Овечку.
- Ну, сколько можно страдать? – пожал плечами Волчонок. – Они уже три недели как расстались.
- Глупый ты… - буркнул Рысь, и зашагал вслед за Ослом.
Волчонок посмотрел ему вслед, покрутил пальцем у виска и пошёл в лес – наверняка можно чем-нибудь заняться. Белок попугать, например…
Рысь заглянул в окно – Осёл сидел в углу прямо на полу, уткнувшись носом в своего Кукушкина. Рысь вздохнул, прислонился спиной к стене и сполз вниз. И правда, его уже беспокоило это состояние Осла – обычно он быстро разочаровывался во всех своих "любовях", но тут… похоже, тут было что-то серьёзнее. Рысь готов был растерзать эту вертихвостку Овечку. Как только она узнала, что Волк украл козлят – сразу разорвала отношения с Ослом, и вот он с тех пор ходит сам не свой. Стал ещё больше читать, почти не общается с друзьями, мало спит… Рысь всё пытался отвлечь его от этих мыслей, и надо сказать, ему это удавалось – на какое-то время Осёл забывал о своём горе, и становился таким, как всегда. Но стоило в поле зрения появиться Ей, или если кто-то о ней упоминал, Осёл сразу становился грустным и до конца дня ходил молчаливым и задумчивым.
Рысь смотрел на заиндевевшие доски крыльца, но не видел их. Он всё думал, когда же из поля зрения Осла исчезнут деревенские девушки их возраста – может быть тогда он, наконец, обратит внимание на него?.. И тут он понял. Ведь Овечка была в этом роде единственной - больше здесь нет девушек, которые бы ему подошли. Поэтому он так переживает. Видимо, он возлагал на неё большие надежды… Рысь тихо застонал и сжал кулаки. Значит, у него шансов не осталось…

В деревне царило какое-то странное оживление. Ощущение было такое, как будто приехал Попугай. Тут и там можно было заметить всякие красочные коробки, мишуру… Только жители были не весёлые, а сосредоточенные – было видно, что они жутко заняты.
Так продолжалось несколько дней. Рысь не знал, в чём дело. Никто из его друзей – тоже. А остальные жители деревни с ними не разговаривали… Можно было, конечно, не обращать внимания, но уж очень сильно происходящее било по глазам – детишки бегали счастливые, и всё говорили про какого-то деда и подарки… Да ещё и взрослые начали украшать дома – вешать в комнатах гирлянды и длинные провода с разноцветными лампочками. И зачем-то обмотали этими же гирляндами и проводами самую большую ёлку в деревне. После этого Рысь не выдержал. Он как раз был на поляне, где стояла эта ёлка. Длинные блестящие гирлянды, чуть поблескивающие в сумерках, ему очень нравились… Надо точно узнать, зачем они. Ближе всего к ёлке был дом Белок. "Вот и хорошо", - подумал Рысь. – "Белка вряд ли меня прогонит".
Хозяйка дома как раз сидела на крыльце и рылась в большой картонной коробке, из которой при каждом её движении доносилось тихое позвякивание. Подойдя ближе. Рысь увидел, что коробка полна разноцветными стеклянными шарами.
- Эм… - начал он. Он бы поздоровался, но красивые блестящие шарики его заворожили, и он не мог оторвать от них взгляда.
- Ой! – Белка заметила его и вскочила. Те немногие из её детишек, что были рядом, мгновенно рванулись в дом. Она подхватила коробку и тоже скрылась в доме, захлопнув дверь.
- Нет, подождите, стойте! – Рысь, из поля зрения которого пропали "блестяшки", опомнился. – Я только хотел спросить…
Ставня на ближайшем окне чуть приоткрылась, и сначала показались беличьи уши, а потом и личико Белки, выражающее страх и недоверие.
- Спросить?.. – Неуверенно проговорила она. Голос её чуть дрожал.
- Да, да! – Рысь подошёл чуть ближе. – Я только хотел узнать, что тут у нас в деревне происходит? Почему такое оживление? Зачем эти ёлки, блестящие штуки, лампочки?
- Очень, очень смешно! – отрезала Белка и уже хотела захлопнуть ставню.
- Да нет же, нет... – воскликнул Рысь, и приблизившись к окну. – Я и правда ничего не понимаю!
Белка взглянула на него с большим подозрением и, немного подумав, осторожно приоткрыла окно.
- Ты… - она внимательно посмотрела на него, всё больше осознавая, что он не врёт. – Ты шутишь. Новый Год же!
- Новый… год? – Рысь посмотрел на неё непонимающе. – Ну, новый, и что? Причём тут год?
- Ну… - Белка даже опешила. – Праздник же!
- Праздник? – глаза Рыси округлились. – В честь чего?
- В честь Нового Года! Его положено праздновать!
- Хм… Никогда не слышал… - Теперь уже Рысь думал, что она шутит.
- Не может быть… - Белка, забыв обо всякой осторожности, раскрыла окно полностью. – Ты разве не… Ах, да… - Она вспомнила – ведь ни у кого из друзей Волка не было родителей, а значит, и семейных праздников тоже... Она собиралась с мыслями. После паузы она сказала: – Ну… Новый Год празднуется в ночь с тридцать первого декабря на первое января. Считается, что, когда пробьёт полночь, наступает Новый Год. И все радуются, что прожили ещё один год и вспоминают всё хорошее, что было в этот год, и надеются, что в наступающем будет ещё больше приятных и радостных событий…
Рысь слушал её во все уши. Глаза, и без того всегда большие, теперь были похожи на блюдца – такие же круглые.
- И все дарят друг другу подарки, - Белке всё больше нравилась эта роль мамы-рассказчицы, и её умиляли наивность и удивление Рыси. – А ещё детишки верят, что ночью приходит добрый дух – Дед Мороз – и кладёт под ёлку подарки для них. Наверное… всё.
Рысь кивнул, глядя вперёд невидящими глазами. Потом он прислонился спиной к стене дома и задумчиво почесал за ухом.
- Да… Как же я раньше об этом не слышал?..
- А у вас, - прервала его мысли Белка. – У Волка будет праздник?
- Не знаю… - Рысь оглянулся на неё. – Он ничего не говорил. Наверное тоже не знает. Я скажу ему!
- Это хорошо, - улыбнулась Белочка. – Нельзя сидеть без праздника в такую ночь.
- А когда тридцать первое?
- Завтра.
- Уже? Тогда надо срочно приготовить подарки! – Рысь рванулся уже, чтобы убежать, но остановился и повернулся к Белке. – Спасибо! Спасибо, что рассказала мне всё! – и, тряхнув Белку за лапу на прощание, он скрылся, подняв вихрь снежинок.

Собрав Волчонка, Волка и Осла в доме, он рассказал им всё то же, что поведала ему Белка. Все слушали в гробовом молчании. Осёл и Волчонок были также удивлены, как и он, услышав про Новый Год в первый раз. Когда Рысь закончил и посмотрел на всех с сияющей улыбкой, ожидая реакции, Осёл уже открыл рот, чтобы первым высказаться, но Волк не дал ему начать:
- Глупости, - хмуро бросил он. – Какой смысл праздновать то, что мы стали на год ближе к смерти? И завешивать всё дурацкими сверкающими штуками. От них в глазах рябит.
- Они красивые… - смущённо пробормотал Осёл.
Волк лишь хмыкнул:
- Я таким не занимаюсь. И вам не советую.
- Новый Год это же радость! – горячо возразил Рысь. – Это семейный праздник!..
Это он точно сказал зря. В глазах Волка мелькнул болезненный гнев, он вскочил и замахнулся на Рысь. Тот прижал уши и закрыл руками голову. Волк остановился. Он не хотел бить Рысь – из всех троих Рысь был его любимцем – самый ловкий, сообразительный и никогда лишних вопросов не задаёт. Поэтому Волк лишь прошипел:
- Чушь это, понял ты? – он обвёл всех троих взглядом. – Если я увижу, что кто-то из вас проявляет хоть малейшее желание участвовать в этом маразме, тому лучше будет сразу валить из дома. Или я сам его вышвырну, ясно?
Он резко развернулся и зашагал к лестнице на второй этаж. Когда он уже стал подниматься, Волчонок неожиданно подбежал к нему:
- Но, дядя… - Он схватил Волка за руку, и во взгляде его читалась мольба, грусть, надежда, и что-то ещё, чего Волк видеть не хотел, поэтому тут же этой же рукой треснул Волчонка по ушам. Тот сильно пошатнулся, но устоял на ногах, а Волк, ещё более злой, чем до этого, поднялся наверх, и вскоре по дому витал запах табака. Волк снова курил.
Волчонок тёр покрасневшее ухо и тихонько поскуливал. Рысь подошёл и положил руки ему на плечи.
- Ну, перестань. Он же не со зла. Ты же знаешь, у него нервы…
Осёл подобрал с пола упавшую шапку Волчонка и снова надел её ему на голову.
- Я… Я знаю… - всхлипывал Волчонок. – Просто я надеялся, я так хотел… Он же мой единственный родственник… А мы никогда…
Рысь понимающе погладил его по плечу. Осёл молча смотрел на них.
В комнате слышалось только едва слышное радостное пение детей на улице да всхлипы Волчонка…

Следующий день прошёл тоскливо. С утра все в доме Волка ходили угрюмые и не разговаривали друг с другом. Наконец, Рысь не выдержал – слишком уж угнетающая была атмосфера. Он взял коньки и отправился на каток. Как ни странно, там никого не было. Только пара зайчат, которые при его появлении убежали, теряя свои коньки.
Рысь хоть и пришёл, чтобы немного покататься и развеяться, но не стал надевать коньки. Он задумчиво пошёл вдоль берега и поднялся на мост. Там на самой середине он сел, свесив ноги вниз, и положил руки на низкие перила. Он смотрел, как удлиняются тени деревьев – солнце садилось. Правда, солнца он не видел – оно было у него за спиной.
Послышались шаги. Рысь, который всегда всё слышал очень хорошо, обернулся – на мост поднимался Осёл.
- Привет… - сказал он. – Я хотел подойти незаметно. Но с твоим слухом…
- Да уж, - усмехнулся Рысь. – Что-то случилось?
- Нет, я просто искал тебя. Ты пропал куда-то… - Осёл сел рядом. Рысь заметил, что тот тоже принёс коньки.
- Я… Просто хотел поразмышлять немного, - рассеянно произнёс Рысь. – Я думал, ты больше не катаешься…
Осёл не ответил. Он смотрел на лёд и молчал. Рысь знал, о чём он думает – в последний раз Осёл катался на коньках с Овечкой, как раз в тот день, когда Волк был разоблачён, и им пришлось вернуть Козлят. И с тех пор – ни разу…
- Да, это так… - проговорил Осёл. Взгляд его остановился в одной точке.
- Ты... не думай о ней, - тихо посоветовал Рысь, и положил руку на плечо Осла. Тот вздрогнул. – Иди домой…
Осёл посмотрел на него так, как будто впервые видел. Потом тряхнул головой и встал.
- А пойдём кататься! Я знал, что ты будешь здесь, поэтому и взял коньки. Я хочу покататься с тобой, - и он протянул Рыси руку.
Рысь некоторое время смотрел на Осла, словно не верил. Потом взял его за руку и встал.
- Ты уверен, что… это нужно?
Осёл в ответ улыбнулся и сбежал по мосту вниз. Оказавшись на земле, он оглянулся и махнул рукой, показывая Рыси, чтобы тот шёл к нему, и тут же сел прямо в снег и стал натягивать коньки.
Рысь двумя прыжками оказался внизу и упал рядом. Они не сказали друг другу ни слова, и скоро оба, уже в коньках готовились ступить на лёд. Проехав немного вперёд, Рысь обеспокоено обернулся на Осла – что же он имел в виду? Тот, улыбаясь, подъехал совсем близко.
- I'll lead, you follow, - произнёс он, взял Рысь за руку, и они заскользили по озеру. Не то, чтобы Рысь был мастером в фигурном катании, но ему ничего и не приходилось делать – достаточно было внимательно следить за тем, что делает Осёл и стоять на ногах. Постепенно Рысь вошёл во вкус и уже сам помогал Ослу в поддержках. Несколько раз он чуть не падал, но Осёл всегда успевал поймать его. Мягкая и уверенная улыбка Осла давала силы танцевать дальше… Ветер свистел в ушах, лезвия коньков оставляли на льду длинные извилистые дорожки, в глазах мелькал лес, отблески заходящего солнца…
Рысь почувствовал, что начал уставать – дыхания не хватало. Он уже хотел сказать Ослу, что пора бы остановиться, но тот уже сам решил прекратить. Осёл подъехал к Рыси со спины, положил руки ему на талию, и они, сделав несколько медленных разворотов, остановились.
Рысь, пытаясь справиться с дыханием, откинул голову назад – на плечо Ослу. Спиной он почувствовал, что тот тоже тяжело дышит. Осёл обвил руками талию Рыси и ещё крепче прижал его к себе. В другой ситуации Рысь бы удивился, но сейчас он вымотался, и от танца у него кружилась голова. Он даже чувствовал, как у него горят щеки – то ли от мороза, то ли, наоборот – от жара. Но это было всё равно. Он хотел только одного – стоять вот так ещё долго-долго, чувствовать дыхание Осла на своей шее, и его руки – на талии…
- Спасибо тебе, - услышал он едва различимый шепот.
- За… - Рысь хотел ответить, но почувствовал, что голос у него хрипит. Он тихонько кашлянул и договорил: - За что?
- Я боялся, что никогда не избавлюсь от мыслей о ней, - продолжал Осёл, не отпуская Рысь. – Но рядом с тобой я о ней не думаю… Мне становится так спокойно и… просто хочется радоваться.
У Рыси чуть не вырвался вздох облегчения. К счастью он сдержался.
- Я очень рад, - он открыл глаза и, улыбаясь, повернулся лицом к Ослу. – Я так и хотел… Хотел, чтобы ты перестал страдать. Она того не стоит… - он старался говорить как можно мягче и тщательно подбирал слова, чтобы снова не расстроить Осла и не нарушить, только что созданное, хрупкое равновесие…
Осёл тоже улыбнулся и взял Рысь за руки. Сделав ещё несколько поворотов вокруг соединённых рук, они остановились.
- Уже вечер, - сказал Рысь, поднимая голову.
Солнце село и на погасшем небе стали появляться звёзды. Фонарь с часами, стоявший у катка, засветился изнутри.
- Ого! – сказал Осёл. – Шесть часов! Пойдём-ка домой…
- Пойдём… - согласился Рысь. – Жаль, лишь, что Нового Года у нас не будет…
Как только он это сказал, хорошее настроение обоих мгновенно улетучилось. Впереди их ждал тоскливый и скучный вечер в компании хмурого Волка и грустного Волчонка. Сняв коньки, они поплелись домой.

Волк восседал посреди комнаты в кресле и задумчиво курил. Остальные трое разбрелись по углам. Рысь сидел возле окна, но не смотрел на улицу. Там ребятишки водили вокруг ёлки хоровод. Осёл в углу читал всё того же Подушкина. Волчонок сидел на нижней ступени лестницы и смотрел на Волка. Волк словно находился в прострации – он смотрел на пламя в камине и только пыхтел трубкой.
Постепенно стемнело. Волк, наконец, поднялся и поплёлся за дверь – он всегда гулял перед сном по лесу один. Троица облегченно вздохнула.
- Ну, что ж… - наконец нарушил молчание Волчонок. – Я – наверх, буду готовиться ко сну. В конце концов, нет смысла встречать Новый Год в одиночестве. Лучше я его просплю.
Осёл отложил книгу, и они с Рысью проводили Волчонка взглядами.
- А я ещё почитаю, - подал голос Осёл. – Рысь, ты как?
- Я… - туманно проговорил Рысь, глядя на узоры на окне. Наконец он поднял глаза на Осла. Тот ждал ответа. Рыси хотелось сесть рядом с Ослом, чтобы хотя бы побыть с ним – хоть так встретить Новый Год вместе… Но Рысь решил не тревожить Осла. В конце концов, тот не проявил инициативы по "спасению" Нового Года. Наверно, эта идея ему не совсем по душе. – Нет, я ещё посижу. – И снова отвернулся к окну.
Осёл видел, что с Рысью что-то не так. Он уже хотел подняться, подойти, спросить… Может обнять… Однако Рысь отвернулся к окну и, похоже, не собирался продолжать разговор. Осёл подумал, что тот расстроен из-за загубленного праздника. Лучше его не трогать. Осёл едва слышно вздохнул и вернулся к книге.
Рысь положил голову на руки и уставился в окно. Через просветы среди узоров была видна праздничная ёлка и почти все жители деревни. Они веселились, дарили друг другу подарки… А вот и странно одетый Баран – на нём красная шуба, борода, мешок за спиной… А, он наверно и есть тот Дед Мороз, который раздаёт подарки. И точно – детишки уже помчались к нему и чуть не сбили его с ног. И впереди всех – Митяй. Рысь усмехнулся и прикрыл глаза…

Его разбудила, как ни странно, оглушающая тишина. Он поднял голову. В комнате было тихо и темно. Не было ни Волка, ни Осла, ни Волчонка. Камин давно погас, и Рысь почувствовал, что у него немного мёрзнут ноги. Он подобрал их под себя и посмотрел в окно. Ёлка одиноко сияла в лунном свете на поляне – никого вокруг уже не было.
"Наверно, разошлись по домам праздновать…" – с горечью подумал Рысь. Он взглянул на часы. До Нового Года оставалось не так много. Не то чтобы он знал цифры, но уж что полночь – это когда стрелки сходятся вместе на цифре "12", это он помнил.
Как наверно сейчас им хорошо – все вместе, с семьёй или друзьями. У них наверняка есть какие-то вкусности, они поют песни, поздравляют друг друга и ждут полуночи… Как наверно тепло, уютно и весело в доме Белки… Точно, Белка! Рысь вскочил. Он же забыл про подарок ей! Не то чтобы он специально собирался что-то дарить – всё-таки, Волк запретил, - но она же ему всё рассказала, не прогнала тогда…
Он задумчиво оглядел комнату. На вешалке висел колокольчик. Откуда он взялся? Рысь вспомнил – они тогда стянули его у Попугая на ярмарке. Волк хотел использовать его, когда переодевался в Козу, но потом в суматохе они об этом забыли… Его-то и можно подарить. Рысь не знал, как дать Белке понять, что это подарок от него… В прошлый раз "послание", которое он написал, не возымело должного эффекта, хоть и было понято относительно верно. Он подумал-подумал, и нацарапал когтем на колокольчике букву "Р". Потом подумал ещё, вытащил из закутка свою ленту, которую он носил на шее летом, завязал её на колокольчике и вышел в заснеженный двор.

Он подкрался к дому Белки и взглянул в окно. Точно, как он себе и представлял: Белка с бельчатами радостно пировали орехами и вареньем. Рысь подошёл к двери и повесил колокольчик рядом с ней. К слову, он обрадовался, что у Белки не было колокольчика на двери – этот ей пригодится. Он собрался духом, громко зазвонил и тут же скрылся за углом дома. Удивлённая Белка вышла на порог и никого не увидела. Потом она заметила колокольчик и начала его разглядывать. Очевидно, что она узнала ленту и корявую "Р". Она улыбнулась в темноту и ещё немного постояла, вглядываясь в ночь. Её силуэт красиво смотрелся на фоне дверного проёма, а вокруг летали снежинки…

Рысь шёл обратно. Когда он подошёл к дому, он увидел слабое свечение в окнах. Кто-то растопил камин.
"Значит, Волк уже вернулся…" – с тоской подумал Рысь. – "Придётся оправдываться, где был, что делал… Ещё и по ушам получу…".
Но, открыв дверь, он увидел вовсе не Волка. Посреди комнаты стоял смущённый Осёл. Он держал руки за спиной.
- Ты где был? – поинтересовался Рысь.
- А я тебя хотел об этом же спросить, - улыбнулся Осёл.
Они некоторое время смотрели друг на друга.
- Думаю… - наконец подал голос Рысь. – Мы оба не хотим это знать. Поэтому не будем врать друг другу, ладно?
- Конечно, - обрадовался Осёл. – Я вот тут… хотел… - он явно смущался.
- Что? – Рысь заволновался. Он давно не видел Осла таким. – Что хотел? – он шагнул ближе.
- У меня для тебя… подарок, - наконец решился Осёл. Он порывисто подошёл к Рыси и надел ему на голову красную шапку Деда Мороза. – Вот… С Новым Годом.
Рысь стоял как громом поражённый. Шапка была ему велика и съехала бы на глаза, если бы не уши, между которыми она сидела.
- Где?.. Где ты её взял?.. - Рысь ошеломлённо потрогал наконечник с белым помпоном.
- Стащил у Барана, - ухмыльнулся Осёл. – Тебе очень идёт.
- Спасибо… - счастливым шёпотом выдохнул Рысь и обнял Осла. Подарок был не Бог весть, какой, но Рысь даже не обратил на это внимания. Это был его первый Новогодний подарок, и подарил его Осёл! Чего же ещё желать в чудесную ночь?..
Они стояли, обнявшись, какое-то время. Наконец Осёл прошептал:
- Но это не всё… Я хотел… Кое-что сделать. Уже давно. Но я никак не решался…
Рысь, прижимаясь к его груди, почувствовал, что сердце Осла забилось часто-часто. Рыси вдруг стало невыносимо жарко.
- Что?.. – прошептал он также тихо, и не двигаясь.
Осёл осторожно поднял его лицо за подбородок и посмотрел в самую глубину блестящих глаз.
- Я давно хотел сказать… - едва слышно прошептал он и слегка наклонился, так, что их с Рысью губы соприкоснулись. Поцелуй был очень робким, нежным и целомудренным.
Осёл тут же закончил поцелуй и обеспокоенно взглянул на Рысь.
Тот всё ещё стоял в той же позе, не открывая глаз.
- Ты знаешь… - прошептал он, улыбнувшись и открыв глаза. – Я тоже могу сделать тебе подарок.
И прежде, чем Осёл успел что-то сказать, Рысь порывисто обнял его за шею и запечатлел на его губах долгий поцелуй. Гораздо более чувственный, чем первый.
Наконец они остановились. Теперь оба просто смотрели друг на друга, улыбаясь радостно и задумчиво. Первым нарушил молчание Осёл:
- Что скажем Волку?
Рысь тихо рассмеялся. В смехе было столько облегчения – он только что полностью и окончательно осознал, что его мечта сбылась, что теперь они с Ослом вместе – его шутливый вопрос словно заставил понять, что это не сон.
- Не знаю! Давай будем думать об этом завтра – всё равно он сегодня будет злым.
Оба засмеялись и снова обняли друг друга. В этот момент они услышали за дверью колокольчик. Это не мог быть Волк, и Рысь в ужасе подумал о Белке, которая принесла подарок обратно. Они бросились к окну и увидели, что на крыльце стоит большая коробка с бантом, а от дома удаляется фигура Козы.
- Иа… Во дела… - пробормотал Осёл.
Тут они увидели, что из леса как раз возвращается Волк. Оба быстро закрыли камин заслонкой и улеглись в углу, как будто уже давно спят.
Шаги Волка были всё ближе… Перед крыльцом они смолкли. Через некоторое время дверь отворилась, Волк вошёл с коробкой и потащил её на второй этаж. Рысь и Осёл лежали тихо-тихо. Когда снова послышались шаги, Рысь приоткрыл один глаз и увидел, что Волк уже идёт обратно, неся в руках… свой любимый плед. Он взял из угла веревку, перевязал плед крест-накрест и вышел из дома. Осёл и Рысь тут же подбежали к окну и увидели, что Волк идёт к дому Козы. У дома он не перелез через забор, как обычно, а позвонил в колокольчик у калитки, и двор осветился светом из открывшейся двери. Навстречу Волку вышла Коза, и оба вошли в дом.
Рысь с Ослом переглянулись.
- И правда… ночь чудес… - пробормотал Рысь.
- Я бы сказал, чудесная ночь, - улыбаясь, добавил Осёл. – Знаешь, а я ведь прочитал его…
- Кого? – Рысь ухмыльнулся. – Клюшкина?
- Пушкина, - немного хмуро поправил Осёл. И Рысь, чтобы тот не сердился, поцеловал его в щеку. Осёл мгновенно расцвёл. – В общем, его. Я много думал о главном герое… Он долго не замечал девушку, которая его любила всю жизнь. Но спохватился слишком поздно. Я не хотел повторять его ошибки, - он погладил Рысь по голове, любуясь им. – И мне… очень понравились эти стихи, - и, не дожидаясь реакции Рыси, он встал на одно колено, и взял его за руку: - "Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой все ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!".

Закончив, он прикоснулся губами к руке Рыси. Растерянный, тот не знал, что и сказать. Потом он присел, чтобы быть на одном уровне с Ослом и сказал:
- Это прекрасно… - он снова обнял Осла и прошептал ему в ухо. – Только в следующий раз сочини свои стихи.
Тот со смехом прижал его к себе:
- Обещаю! – он погладил Рысь по спине, и тот тихонько замурлыкал. – С Новым Годом, любовь моя…
- С Новым Годом…
Часы на стене пробили полночь…

Наступило утро нового года. Солнце хоть и было закрыто тучами, но от снега было очень светло. И этот мягкий, не бьющий в глаза, свет спокойно лился в единственное окно дома Волка.
Рысь приоткрыл глаза и в полусне увидел только расплывчатый квадрат окна. Он хотел уже снова заснуть, когда почувствовал, что что-то изменилось. Обычно он мёрз, ведь он спал на полу. Но сейчас ему было тепло. Стряхнув с себя остатки сна, он понял – позади него, обнимая его со спины, спал Осёл. Вот кто согревал его этой ночью. Рысь лежал к нему спиной, поэтому не видел его лица. Но он боялся пошевелиться, чтобы не разбудить любимого. Поэтому он просто лежал, смотрел на замерзшее окно и улыбался своим мыслям. Мысли были сонные, обрывочные – воспоминания о вчерашнем дне, ночи, робкие планы на будущее и ощущение спокойного счастья…
Внезапно пальцы руки, которой Осёл обнимал его, быстро прошлись вверх и вниз по его животу и пощекотали бок. Рысь взвизгнул, так как боялся щекотки, и вскочил. Проснувшийся Осёл смотрел на него с пола и смеялся.
- Ах, вот как! – угрожающе-шутливо воскликнул Рысь, схватил подушку и несколько раз хлопнул ею Осла по плечу. Тот, всё ещё смеясь, схватил его и резко притянул к себе.
- Доброе утро, - прошептал он и нежно поцеловал Рысь. Тот, выпустив из рук подушку ещё раньше, ответил на поцелуй, перебирая длинные пряди волос Осла.
- Как думаешь?.. – спросил Рысь, оторвавшись от Осла. – Почему Волк до сих пор не пришёл и не убил нас за шум, который мы подняли?
- Не знаю, - пожал плечами (насколько это позволяло лежачее положение) тот и облизнул губы. – Да и какая разница? – одним движением он подмял Рысь под себя и снова поцеловал его – на этот раз более настойчиво.
- Ну, подожди… - засмеялся тот. – А если они оба дома?
С недовольным вздохом Осёл приподнялся и сел рядом.
- Я никого не видел, - сказал он, скрещивая руки на груди.
- А я - не слышал, - ответил Рысь, приподнимаясь и опираясь на локоть. – Значит, дома их нет.
Осёл фыркнул:
- Ну, Серый наверно ещё у Козы, - на эти словах Рысь хихикнул. – А вот Волчонок…
Оба как-то сконфуженно замолчали. Волчонок – единственный, кто остался без праздника… Тут Рысь услышал за дверью какое-то шуршание. Он встал и подошёл к окну.
- Ох… - растерянно произнёс он.
- Что? – Осёл подошёл и встал рядом. – А…
Волчонок сидел на крыльце, держа в руке еловую ветку. Иногда он с ненавистью поглядывал на дом Тёти Маши. Рысь и Осёл переглянулись.
- Надо бы выйти к нему…
- Да, позвать в дом.
- А то что он сидит на снегу?..
- И совсем один…
Они уже хотели выйти, как Рысь снова глянул в окно и поспешно остановил Осла. К дому приближался Волк с чем-то белым в руках. Он подошёл к крыльцу и сел рядом с Волчонком. Какое-то время они говорили, но Рысь и Осёл не слышали, о чём был разговор. Волк развернул белый предмет – это оказалась накидка - такие зимой обычно носит Тётя Маша. Волк накинул шерстяную шаль на плечи Волчонку, и тот порывисто обнял его.
Рысь и Осёл снова переглянулись. Все же, Новый Год удался на славу…

@темы: Drama, PG-13, Romance, гиф, фанфикшен

Комментарии
2011-09-13 в 21:45 

Brumalis Stella [DELETED user]
Так трогательно.. и так грустно... :weep3:

2011-09-14 в 00:03 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Brumalis Stella, люблю заставлять персонажей страдать, мухаха :)
Но потом всегда жалею и дарю им счастье :) Добрая фейа, ога. См. второй фик :)

2011-09-14 в 16:24 

Мастер Боевой Линейки
Не сделал химию - диссоциировал с урока.
:heart:
Они прекрасны! Спасибо за эти чудесные фики!

2011-09-14 в 16:55 

Maestro Fife
"Ваши трупы должны быть безупречны!" (С)
Мастер Боевой Линейки, Спасибо! Я очень рада, что вам понравилось! :love:

     

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная