15:05 

Slashfuhrer
Вот что бывает, когда два любителя СМВ собираются вместе и садятся за творчество :-D:-D:-D

Название: Воскресенье - день любимый.
Авторы: Bad_Vlady и Мастер Боевой Линейки
Пейринг: Штирлиц/Шелленберг
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance, Fluff, PWP, отыгрыш
Предупреждение: данный текст не несёт особой смысловой нагрузки, ибо писался, так сказать, "для пофапать". И да - штампы, штампы ужасные!

Шелленберг проснулся поздно, лениво потянулся, зевнул.
Но даже спросонья его чуткое обоняние сразу уловило запах манной каши, доносящийся из глубин дома.
Вальтер откинулся на подушки с довольным видом и протянул:
- Макс, должно быть, старается...
... Штирлиц в сотый раз изучал книгу с кулинарными рецептами, пытаясь понять, почему каша у него получается всё время странная: то такая твёрдая, что ломалась ложка, то жидкая, как суп, то вообще в кастрюле образовывалась какая-то непонятная вонючая субстанция..Он взвешивал крупу, соль, сахар и даже воду, но всё было безрезультатно.
А Штирлицу так хотелось накормить своего шефа, а с недавнего времени, ещё и любовника чем-нибудь вкусным.

Услышав идущие с кухни странные звуки и поток слов, которые не следовало бы говорить истинному арийцу, Вальтер вздохнул и нехотя сполз с кровати.
Очевидно, думал он, шаря по спальне в поисках халата, надежды на то, что Макс сварит манку лучше гречки, не оправдаются.
Халат оказался запутанным в многочисленных простынях, тапочки были найдены висевшими на люстре. Шелленберг почесал взъерошенную голову и немного покраснел, вспомнив при каких обстоятельствах они там оказались. Впрочем...нельзя сказать, что обстоятельства были неприятны.
Вальтер завернулся в халат и пошёл на кухню.
-А, Вальтер, ты уже проснулся! -улыбнулся Штирлиц, который даже надел на себя фартук, в напрасной надежде, что этот ритуал поможет лучше готовить: а я тут почти кашу сварил -через 5 минут можно будет есть.
Последнюю фразу Штирлиц произносил уже крепко обняв Шелленберга и гладя его по взъерошенным волосам.
-Как бы я хотел, чтоб ты оставался у меня каждую ночь, а не ехал домой...хотя я знаю, что это невозможно, - и он поцеловал своего шефа.
- Ты прав, оставаться у тебя каждую ночь я не могу....зато ты можешь оставаться у меня, - улыбнулся Вальтер, прижимаясь к своему подчиненному и мягко целуя его в ответ, - а ты у меня молодец. Не каждый штандартенфюрер своему шефу манку по утрам варит.
-"Служу Советскому Союзу", - чуть не сказал разнежившийся Штирлиц, но вовремя сообразив, что Шелленберг примет это за глупую шутку, повёл речь о другом: интересно, а как ты объяснишь Ирэн, что я делаю у тебя дома? Да и как мы с тобой там будем...

- Ну...об этом мы подумаем как-нибудь потом, когда ты всё-таки приедешь ко мне, - шепнул ему Вальтер, отстраняясь, - а сейчас нам не мешало бы поесть, - отметил он, однако, с сомнением глядя на кулинарное творение Штирлица.
А кулинарное творение тем временем уже начало подгорать, так что несмотря на все старания горе-повара, каша получилась немного чёрная снизу. Штирлиц с невозмутимым видом отковырял её от дна кастрюли.
-Думаю, получилось вполне сносно, -он поставил тарелку на стол и протянул нахмурившемуся Шелленбергу ложку. Штирлиц настолько привык побеждать в различных жизненных ситуациях, что ему было неприятно признавать поражение на ниве кулинарного искусства.
"Вальтер сейчас такой голодный", - думал он, -" может ему моя каша и понравится."
Шелленберг посмотрел на ложку с разных сторон, принюхался, прислушался, решил, что позже надо будет взять химический анализ. Отстранив мысли о возможности скорого посмертного получения Железного Креста, он геройским движением отправил кашу в рот.

Штирлиц последовал примеру шефа.
-А что, и в самом деле неплохо получилось, - думал он, уплетая кашу за обе щеки (после сумасшедшей ночи есть хотелось безумно):ещё каких-то полгода тренировок и я стану заправским поваром...
Каша действительно оказалась весьма ничего - Вальтер даже не ожидал подобных кулинарных успехов от своего подчиненного. Он довольно быстро опустошил вдруг показавшуюся маленькой тарелку и голодными глазами уставился на кастрюлю, которая, увы, уже пустовала.
-А есть больше нечего, -виновато улыбнулся Штирлиц, всё понявший по взгляду своего шефа: - Могу только кофе сварить, если хочешь...

- Не надо, спасибо, - отозвался Вальтер, на которого улыбка Штирлица, и то, как Макс облизывал ложку после каши, подействовали лучше всякого кофе. Теперь его голодный взгляд был устремлен на Штирлица.
Штирлиц угадал мысль шефа и как бы невзначай предложил: Ну может тогда нам подняться в спальню...или ты хочешь прямо здесь?
- Поднимемся... - отвлеченно протянул Шелленберг, с изучающим видом осматривая расстегнутый воротник небрежно одетой рубашки Штирлица, - поднимемся, - заключил он.
Штирлиц встал со стула и подошёл к Шелленбергу: - Если хочешь, я могу отнести тебя на руках… как вчера.
- Лучше бы ты меня на совещания к рейхсфюреру носил, - беззлобно усмехнулся Вальтер, - заботливо поправляя воротничок своего подчиненного. Зачем он это делал, сам он не знал - все равно скоро снимать придется.
-Ну не хочешь -как хочешь, - улыбнулся Штирлиц: - Тогда пошли быстрее.
- Что, дружок, не терпится? – издевательски ласково спросил Вальтер, неторопливо убирая руки от чужого воротника, - мммм, а где же хваленая выдержка офицера СД? - поинтересовался он, когда его ладонь скользнула по животу Штирлица и вниз.
-Ну офицер СД иногда может и забыть о своей выдержке, -Штирлиц стал развязывать халат своего шефа, понимая, что до спальни добраться уже не удастся: Тем более, когда рядом с ним его бригадефюрер.

Вальтер мягко отстранился от пальцев, расправляющихся с поясом его халата.
- И всё таки лучше нам подняться, - он хитро улыбнулся и вспорхнул на лестницу.

Штирлиц последовал за ним.
"За эти дни я испробовал больше, чем за всю жизнь"- думал он:"Ах,Вальтер-Вальтер, как не стыдно?!Развратил советского разведчика!"

Влетев в спальню, Вальтер кокетливо скинул с себя халат и томной фигурой устроился на постели, аки греческая статуя. Только вот разве что у греческих статуй глаза никогда не горели таким желанием и похотью.

Штирлиц тоже обнажился (никогда он ещё не раздевался с такой скоростью) и лёг рядом со своим шефом.
Он обнимал Шелленберга, прижимаясь всё ближе, целуя его.
Шелленберг, делая вид, что уже насытился поцелуями и ласками, с трудом отлепил от себя Штирлица и приложил руку к разгоряченным губам своего подчиненного.
Притворяться, что он его не хочет, было сложно, но Вальтер постарался.
- Отто, Отто... С твоей стороны я наблюдаю вопиющее нарушение субординации, - с укором произнес он, решив упустить из виду тот факт, что прошлой ночью, когда он стонал и извивался под Максом, ему было не до тонкостей в иерархии структур СС и СД.
-И как же мне загладить свою вину? - Штирлиц откровенно любовался своим шефом. Вид недовольного Шелленберга заводил его не меньше, чем согласие того прошлой ночью (а может даже и больше).
-Стараться, Макс, стараться. И следовать моим указаниям, - несколько высокопарно произнес Шелленберг, откидываясь обратно на простыни и изображая из себя султана, ожидающего, когда его обслужат его наложницы.
-Жду ваших указаний, -улыбнулся Штирлиц.
"Ну как дитя малое", - подумал он:"Даже здесь не может без своей "рисовки".Хотя поэтому наверно он мне и нравится".
- Продолжай прерванное, - объяснил ему Вальтер, властным жестом ухоженной руки указывая на собственное тело, - мне необходимо расслабиться: сегодня вечером приём у рейхсфюрера.
Штирлиц решил поиграть в покорность и стал послушно целовать тело своего шефа.
Вальтер задышал чаще и, с трудом удерживая норовящие разъехаться на шелковой простыне в разные стороны ноги, запустил пальцы в мягкие волосы Штирлица.
- Так держать, Макс...прекрасно...
Штирлиц скользил губами по животу Шелленберга, опускаясь всё ниже.
"Стони, пожалуйста, стони громче!" - мысли неслись с огромной скоростью, путаясь и то исчезая, то появляясь снова. Но главная была: "Громче! У тебя такой прекрасный голос, а я так устал от вечной тишины этого дома..."
Шелленберг нетерпеливо ёрзал, кусая губы, морща нос, но уже почти не пытаясь сдерживать стонов - сейчас подобный стоицизм казался Вальтеру невозможным, настолько дразнящими, доводящими до безумия были прикосновения желанных губ к его нежной коже...Пальцы Вальтера сжались сильнее, пытаясь направить Макса ещё чуть пониже.
- Совсем чуточку...пожалуйста...ну же...не мучай... - тихо простонал Вальтер, не сразу поняв, что говорит вслух.
Штирлиц, который уже вжился в роль послушного исполнителя прихотей своего шефа, выполнил и эту просьбу. Он успел подумать, что будет противно, но ему неожиданно понравилось. Чувствовать губами возбуждённую плоть Шелленберга, слышать его стоны ("Наконец-то он стонет в полный голос!") - всё это стоило того, чтобы отбросить все свои представления о моральных нормах.
Мокрому, податливому, распластавшемуся безвольной массой наслаждения Вальтеру показалось, что через него пропустили ток, когда язычок Макса заскользил по нему. Шелленберг дёрнулся вперёд, глубже входя в сладко обволакивающий рот и впиваясь ногтями в сильные плечи Макса.
Штирлицу вдруг безумно захотелось доиграть свою роль до конца. На секунду оторвавшись от своего занятия и тяжело дыша, он попросил: Возьми меня, Вальтер!
Вальтер, вспотевший и возбужденный, попытался сделать строгое лицо:
- Хорошо, Макс, хорошо...Но ты понимаешь, что в таком случае ты будешь в полном моем распоряжении, и просьбам твоим, и мольбам никто внимать не будет. Если что, будешь терпеть.
-На всё согласен!
Вальтер лениво приподнялся с изрядно примятых подушек и указал на них Максу.
- Ложись тогда. На спину, на спину - хочу видеть твоё лицо. Очень уж оно...красивое, особенно во время наших забав, - заметил Шелленберг, проводя большим пальцем по губам Штирлица, и удовлетворенно улыбнулся. "Да, хочу увидеть", - добавил он уже про себя, - "хочу увидеть как ты будешь хватать воздух ртом, таким красивым, таким умелым, таким..совершенным; как ты будешь жмуриться и кусать губы; быть может, я даже увижу твои слёзы...может..."
Штирлиц исполнил приказание шефа и с удовольствием растянулся на подушках.
Шелленберг устроился перед Штирлицем и хозяйским движением раздвинул его ноги.

- Знаешь, вот я каждый раз сокрушаюсь...что учат эсэсовцев отдавать честь старшему по званию, а вот раздвигать перед ними ноги...не учат. Большое упущение, ты так не считаешь? - мягко спросил Вальтер, поглаживая внутреннюю сторону бедра Штирлица, - но ты-то впредь будешь беспрекословно такие вещи выполнять...ведь истинный подчиненный в наших структурах обязан понимать своего шефа с полуслова, с полувзгляда....и подчиняться.

Вальтер знал, что разводит демагогию, но иного способа помучить Штирлица ожиданием действа он не нашел.
Штирлиц вдруг приподнялся и взял Шелленберга за подбородок.
-Вальтер, делай со мной, что хочешь, но делай это быстрее..., - и он сладко поцеловав своего шефа в губы, снова лёг на подушки.

Шелленберг с наслаждением облизал губы, чувствуя оставшийся на них любимый привкус.
- Очень мило с твоей стороны...но если ты и впредь будешь внезапно выкидывать такие штучки, мне ничего не останется, как привязать тебя. Так что лучше лежи спокойненько, - посоветовал ему Вальтер, хотя знал, что "лежать спокойненько" Макс уже не сможет - во всяком случае, не сейчас, когда Вальтер выудил из-под кровати баночку с надписью "2-е медицинское управление СС", и, взяв оттуда щедрую порцию густого геля, втиснул в нетерпеливо ёрзающего Макса два пальца. Взгляд его, мягкий, хитрый и внимательный, не сходил с лица Штирлица.
- Ну как тебе, мой друг?
-Немного больно... - Штирлиц закрыл глаза: - Но я привыкну - только не останавливайся ..

- Приказы здесь отдаю я, - напомнил ему Вальтер, продвигаясь дальше и нащупывая то заветное местечко, прикосновение к которому - Вальтер точно знал - заставит Макса заверещать от боли и наслаждения одновременно.
-Молчу-молчу... - Штирлиц кусал губы от возбуждения. Он не боялся боли - он знал, что потом будет так хорошо, что всё забудется и останется только близость с Вальтером. А этого ему больше всего сейчас хотелось.
Шелленберг улыбнулся, жадным взглядом наблюдая за тем, как исказилось лицо Макса, когда Вальтер-таки ткнулся в железу - он по себе знал, как ощущения это вызывает.
- Что ж, Отто...а теперь терпи, радость моя, - предупредил он, убирая пальцы и не спеша входя в ставшего податливым Макса, сначала неглубоко, чтобы дать Отто основательно прочувствовать, что это такое.
Штирлиц тихо застонал и вцепился в плечи своего шефа.
Шелленберг так дальше и не шёл - ему хотелось, чтобы Макс сам попросил его об этом.
Штирлиц приоткрыл глаза: - Вальтер, ну что же ты?..
Он обнял своего шефа ногами, сильнее прижимаясь к нему, целуя его щёки, губы. Он больше не мог ждать.
-Я хочу тебя, -шептал он на ухо Шелленбергу: - Продолжай, пожалуйста, продолжай...
Услышав заветные слова, произнесенные любимым голосом, Вальтер, которому и самому-то было сложно сдерживаться, дал себе волю и въехал в Штирлица по полной.
- Как сладко тебя трахать, радость моя, - прошептал он на выдохе, - как сладко...
Будь у Шелленберга в этот момент способность ясно мыслить, он бы недоумевал, как же можно было раньше не попробовать такое чудо...Это было поистине восхитительно. И от прикосновения горячего тела Отто, и от его порывистых поцелуев, было ещё прекраснее и более упоительно.
Штирлиц теперь стонал в полный голос. Боль смешивалась с наслаждением, а потом и вовсе исчезла.
"Как хорошо..."-думал, вернее пытался думать Штирлиц:"Ах, Вальтер...как же я жил до этого...без тебя?"
В планах Шелленберга было дольше "поработать" над Штирлицем, но долго нараставшее возбуждение взяло своё...он ещё несколько раз ткнулся в Отто, уже менее рьяно и жадно, и блаженно обмяк, повалившись на своего подчиненного.
Штирлиц нежно погладил Шелленберга по волосам.
-Спасибо, Вальтер, мне никогда не было так хорошо!
Вальтер лениво улыбнулся и щёлкнул Макса по носу:
- Льстишь, сладкий мой, льстиииишь... - тихо и нежно.
-Нет, это правда, -возразил Штирлиц: - ты же знаешь, что я всегда говорю тебе правду...
"Или почти всегда, дурачок мой"-улыбнулся он своим мыслям.
- Ну раз уж так....скажи мне, дружок, - Вальтер хитро прищурился, - тебе больше нравится быть сверху или снизу?
Штирлиц нащупал на столике, стоявшем рядом с кроватью, сигареты и, не торопясь, закурил.
-Мне нравится быть с тобой, а сверху или снизу - это не так важно. Хотя...-он посмотрел на Шелленберга: - когда я сверху, я ко всему прочему могу любоваться тобой, а это просто восхитительно.
- А то ты не мог это делать сейчас, - заметил Вальтер, - я же не только ради себя попросил тебя лечь на спину - и тебе возможность давал, согласись, - добавил он, ловя руку Штирлица с сигаретой и затягиваясь.
-Да я без претензий... Тем более, что в жизни должно быть разнообразие.
- Верно подмечено, Отто, - согласился Вальтер, - вот я как раз для разнообразия собираюсь вздремнуть... часов эдак до двух, - взгляд его затянулся сонной поволокой, Шелленберг взбил подушку и, зевнув, устроился поудобнее, - разбуди меня, если не проснусь раньше, в три - мне сегодня к рейхсфюреру... - прошептал он напоследок, прежде чем свернуться усталым калачиком и мирно засопеть.
Штирлиц поцеловал спящего шефа в лоб и ,покрепче приобняв его, мгновенно заснул. Он проснётся ровно в два часа, хотя это и не была привычка, выработанная годами.
The End


@темы: фанфикшен, Штирлиц/Шелленберг, Семнадцать Мгновений Весны, Romance, NC-17

URL
Комментарии
2011-10-19 в 21:34 

Максим Максимыч
-Учитель,почему слово "КОНЬ" вы пишете без мягкого знака?-Потому что это -гидроксид калия,идиот!(С)
про халат и рубашку исправь;)
такое славное безобразие получилось :-D

2011-10-19 в 22:25 

Brumalis Stella [DELETED user]
Bad_Vlady,
ога )) а если еще произвести анализ того, откуда кто какие штампы слямзил, так вообще просто песня ))

2011-10-19 в 22:39 

Максим Максимыч
-Учитель,почему слово "КОНЬ" вы пишете без мягкого знака?-Потому что это -гидроксид калия,идиот!(С)
Brumalis Stella, а если еще произвести анализ того, откуда кто какие штампы слямзил, так вообще просто песня ))-штампы мы лямзим только так :-D просто такие сцены очень трудно изображать как-то иначе)))

   

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная