Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:37 

Всех приветствую!
Ах! Как мне нравится фильм "Щит и Меч"! И книга читана-зачитана до дыр с юности.
Итак, предлагается небольшая зарисовка:
Автор: АМИКС
Название: -
Размер: мини
Рейтинг: минимальный
Фэндом: "Щит и Меч"
Пейринг/персонажи: Генрих Шварцкопф/Иоганн Вайс, а точнее исполнители этих ролей Олег Янковский/Станислав Любшин
Сабж: небольшая подистория знаменитой слэш-сцены фильма, которую можно обозначить как "в машине"
Примечание: Очень уважаю упомянутых актеров, как талантливейших людей. Посему, заранее приношу извинения всем, кто способен оскорбится нижеприведенным текстом

- Стоп! Стоп!!!– режиссер прервал съемку - Олег! Не то! Не так! Неверно! – он обращался к Янковскому, на лице которого уже появилось замкнутое выражение – Перерыв
Режиссер подошел к молодому актеру, по-прежнему сидевшему на заднем сиденье съемочного автомобиля
- Олег! Соберись! Давай, переведи дух, пока перерыв, подумай, настройся, прочувствуй своего Генриха, и попробуем еще раз.
Янковский кивнул, хотя почему «не то» и как сделать «то», искренне не понимал . Когда режиссер отошел, он тоскливо вздохнул. Не ладилось у него, не получался герой живым и реальным. А почему – черт знает!
- Эту сцену нужно играть не так – голос за спиной прозвучал так неожиданно, что Янковский вздрогнул и обернулся.
Говорил Мартынюк. То ли он приблизился совершенно бесшумно, то ли Олег слишком погрузился в свои мысли, и потому не слышал, но, справившись с реакцией на неожиданность, угрюмо спросил
- А ты знаешь как?
- Знаю – усмехнулся Георгий (Жора)
- Ну, скажи
- Садись вперед – указал Мартынюк
Олег хмыкнул, но послушно пересел на переднее сиденье
-Смотри. Ты – Вайс, я – Генрих. Начали
Далее Мартынюк говорил словами роли. Его голос звучал как пьяный. Он обхватил Янковского за плечи. Олег дернулся, стряхивая чужие руки, которые обнимали его. А Мартынюк, между тем, продолжал цепляться за него и говорил. Говорил, жарко и влажно вдыхая прямо в ухо, и, вдруг, откровенно прижался губами . Олег, опешив, непроизвольно сделал резкое движение, отбрасывая Георгия назад.
- Ну, вот примерно так – Мартынюк откинулся на спинку сиденья
Янковский не оборачивался. Сидел, смотря прямо перед собой. А потом, глухо пробормотал
- Я… я не смогу… так
- Тогда, какой же ты актер – фыркнул Георгий, вольно или нет, задевая за живое
- Я… Да Стас же мне сразу двинет…
- А ты попробуй – Мартынюк вновь шепнул прямо в ухо и Янковский отшатнулся.
-------------
«Готовы? Начинаем! Мотор!»

Быстро работала камера. Пьяный Генрих обхватывал Иоганна за плечи. Пьяный голос, жаркое дыхание, горячие губы прикасаются на мгновение и… Любшин отбрасывает Янковского назад.
«Снято!»
- Отлично! Молодец, Олег! То, что надо!
Довольный голос режиссера для Янковского звучал словно на отдалении. Потому, что Любшин застыл. Ощутимое напряжение его спины отталкивало не хуже, чем резкое движение за несколько мгновений до того. Станислав медленно повернулся. Колючий его взгляд обдал так, что Олег поежился и сам опустил глаза. Любшин, молча, вышел из постановочного автомобиля и, не оборачиваясь, быстрыми шагами покинул съемочную площадку.
- Ну, вот – Мартынюк подошел к Янковскому, который по прежнему сидел на заднем сиденье авто и смотрел вслед ушедшему Любшину – Не двинул же
- Лучше бы, двинул – глухо ответил Олег, не глядя на Георгия
----------
В тот день Янковский и Любшин больше уже не разговаривали иначе, чем словами ролей. Работа не ладилась. К вечеру Олег выглядел заметно подавленным.
Мартынюк заступил дорогу Любшину, который уже собрался уходить.
- Стас!
- Чего тебе?
- Прекрати
- Ты о чем?
- Перестань парня прессовать. Ничего ужасного он не сделал
Любшин смерил Георгия холодным взглядом. Но, тот и бровью не повел. Словно и не заметил ничего.
- Ты «посоветовал»?
- Ну, я. А что? Сцена достоверная получилась
- Сцена? Сцена – да – отрывисто бросил Любшин
- Так чего ты взъелся? Подумаешь, какая важность – разрешения у тебя предварительно не спросили
- Ты только «подсказал»? Или еще и показал? – льдистые сейчас глаза Станислава сверлили Мартынюка
- А что? – Георгий ухмыльнулся
- Еще раз что-то такое подскажешь…. Или… покажешь…
- И что ? Что тогда? Давай, договаривай
- Пожалеешь!
- Да ну?! Прям так и пожалею? Слушай, ты, правильный – Мартынюк слегка толкнул Станислава – ты день общей работы в корзину спустил из-за того, что твоей персоны коснулись? Или из-за Него? Давай! Говори!
- … - Любшин молчал, зло сверкая глазами
- Олежка – парень видный. Красивый. Я твою ревность понимаю. Только что же ты его изводишь то, моралист х….?
- Заткнись!
- И не подумаю! – Мартынюк несколько повысил голос – Или веди себя нормально, или уже выскажись! Ему!
- Это – не твое дело! – прошипел Любшин
- Верно. Не мое. Только ты парня уже до полного ступора дожал. Он работать не может, а тебе в кайф?!
- Иди… к черту!
----------
На следующий день Любшин поздоровался с Янковским. Поздоровался, как обычно, ровно. Льда в глазах не было. И, хоть в них не было и особого ощутимого тепла, Олег неуверенно улыбнулся, пожимая протянутую руку и, сразу выпуская ее.
- Стас, ты извини. Я…
- Не грузись, проехали – равнодушно бросил Станислав
Улыбка Янковского поблекла
- Ну, да… Ладно….
-------------
- Стас! – Янковский в столовой подошел к столику, за которым в одиночестве сидел Любшин – Можно?
Станислав, молча, кивнул.
Во время обеда Олег говорил то об одном, то о другом. Любшин, хоть и немногословно, но разговор поддерживал. Уже ставя посуду на поднос, Янковский сказал
- Стас! Я тут кое-что хотел с тобой обсудить… По роли…
- Ну, пошли – Любшин взглянул на часы – До начала еще полчаса. Успеем?
- Наверно… - неуверенно ответил Янковский
Они присели за декорациями, подготовленными для съемки
- Ну, что ты там выискал? – неожиданно для Олега, Любшин открыто улыбнулся
- Стас, я хотел спросить… - Янковский опустил взгляд и зашуршал листами со сценарием – Как ты думаешь…, когда Генрих говорит: «Я люблю тебя, Иоганн!», что имеется ввиду?
Станислав оторопел. Губы мгновенно пересохли, а горло перехватило.
- Что… - ему пришлось кашлянуть, чтобы вернуть в норму голос – Что и говорится
- То есть… - Олег на Станислава не смотрел – Генрих Иоганна… любит?
- В каком-то смысле…
- В каком, Стас?... В каком смысле? И как относится к этому Вайс?...
- Олег! – оборвал Любшин - Это тебе лучше обсудить с режиссером. Какой вкладывался смысл… - он постарался смягчить непроизвольную резкость слов
- Стас! Я хотел бы услышать Твой ответ! - Янковский поднял голову от страниц текста и посмотрел прямо в глаза
- Зачем?! – Любшин не отвернулся, потому, что не мог. Не мог отвернуться от этого прямого взгляда – Зачем Тебе Мой ответ?
- ….
- Почему именно мой?!
- ….
- Олег! Ты слишком вживаешься в своего героя…
-…
- Это неправильно!
- ….
- Олег! Я не знаю!!!!

@темы: Romance, фанарт

Комментарии
2014-08-18 в 23:16 

Veidung
Белая ворона в белом свитере
АМИКС, спасибо....(и хотелось бы логического завершения)), пусть и флаффного, а?)....*характеры Любшин/Янковский переданы изумительно точно, просто вот они - перед глазами*

2014-08-19 в 00:41 

Лиза Грелль
Я очень люблю ЛЮДЕЙ!! Я бы даже их ел, если бы это не осуждалось обществом (c)
Прелесть) даешь больше любимого пейринга)

2014-10-22 в 19:23 

Я просто хочу сказать, что это замечательно. Очень классно, красота, мне понравилось, спасибо большое!

URL
2015-11-20 в 02:04 

victor
hääyöaie -- планы на брачную ночь
:heart::heart::heart:
ну как же!!! надо же закончить!!!:weep::weep::weep:

   

[Soviet Slash] Слэш в Советском Кино

главная